mon_sofia

Category:

"...НА АСПИДА И ВАСИЛИСКА НАСТУПИШИ... " Псалом 90.

Запись входит в топ 1000 рейтинга

Живый в помощи Вышнего

Великая Отечественная Война

автор: Мария Городова
Fri, 9 May 2008,Я давно собираю и записываю истории, связанные с 90 псалмом, знаменитой молитвой «Живый в помощи Вышняго…» У этой молитвы, написанной израильским царем Давидом (XI-Xв. до н. э.) по случаю избавления его народа от трехдневной моровой язвы, какая-то особенная судьба именно в России. Многие из этих историй связаны с Великой Отечественной войной.

« Осенью 41-го мне было семь лет, моей сестре Сонечке пять. Так получилось, что в эвакуацию в Актюбинск мы уехали только весной 42-го, поэтому страшную осень и зиму первого года войны были в Москве. Мой папа Гущин Андрей Федотович, несмотря на слабое зрение, добровольцем пошел в ополчение. Там и погиб. Моя мама Александра Филипповна, врач, все время проводила в госпитале, и мы с Сонечкой оставались с бабушкой – Натальей Тимофеевной. Бабушка была из крестьянской семьи, и перебралась к нам в Москву от голода конца тридцатых из Брянской области. Вспоминания о войне у меня обрывочные. Как началась война почему-то не помню, но зато хорошо помню чувство голода, и то, как осенью 41-го ездили с бабушкой на поля собирать капустные листья. Поля находились где-то в районе Сокола. Очень хорошо помню запах и вкус этих листьев – мы их очищали от гнили и ели, подмерзшие, а бабушка варила из них щи, очень вкусные.

Помню, как всю осень говорили про какого-то Гудериана: «Гудериан подошел к Туле, Гудериан подползает к Москве…» У меня, ребенка, это слово «Гудериан» почему-то ассоциировалось с какой-то огромной змеей – аспидом, василиском, я видела таких в книжке. Помню, как однажды мы с бабушкой были по делам в центре, и вдруг пошел снег, и снег был черный. И женщина, проходившая мимо, каким-то срывающимся на визг голосом запричитала: «Господи, пришел конец света!»

Помню, как бабушка, сердитая, крепко схватив меня за руку, сказала: «Никто не знает ни дня, ни часа. И даже если ангел с небес начнет возвещать конец света, да анафема ему будет». Сейчас понимаю, что это были слова из Евангелия. Мы быстро вернулись домой. В тот день я и выучила 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго…» Может быть от недоедания, память у меня в детстве была плохая, мне с трудом далась даже таблица умножения, но молитву я запомнила быстро. Бабушка заставила нас с Соней ее повторять, пока мы ее не выучили. С тех пор мы каждый вечер молились. И еще: бабушка строго-настрого наказала, чтобы мы об этом никому не говорили. За капустными листьями мы ездили почти всю осень, но помню, как однажды соседка сказала, что Гудериан подошел совсем близко, он в районе метро «Сокол», прямо у наших капустных полей. В тот вечер мы долго молились, бабушка, думаю, всю ночь – как сейчас вижу ее, стоящую перед иконой на коленях. А ночью ударил мороз. И техника Гудериана встала.

У меня, ребенка, было такое чувство, что это произошло, потому что мы – я, Сонечка и бабушка, молились. «На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия». А бабушка с утра была такой просветленной, радостной, я ее такой видела только один раз, когда из ссылки вернулся ее старший сын Валериан, уже после войны. Она нам сказала, что в этот день, когда Гудериан стал под Москвой, был большой праздник – Введение во храм Пресвятой Богородицы. Потом 90 псалом помогал мне еще не раз.

Бабушка скончалась во сне в 56-м, когда я уже закончила институт. С войны из пятерых бабушкиных сыновей вернулся только Никанор»

Гущина Наталья Андреевна

«В ряды Красной армии меня призвали в декабре 41-го. Когда уходил на фронт, мама дала мне листок с молитвой «Живый в помощи Вышнего» и велела зашить ее в гимнастерку. Знаю, что у многих солдат эта молитва была зашита. У кого в гимнастерку, у кого в подкладку шинели. Ее еще в народе называли «Живые помощи» или даже «Живые помочи», иногда «Помощи солдата». Знали, что она творит чудеса – обычно матери давали листок с молитвой, написанной от руки. Меня, я так считаю, она спаса не раз. Однажды, подвозил снаряды на лошадях, и началась бомбежка. Решил укрыться вместе с лошадьми – под навесом около дома было свободное место, но один из офицеров, стоявших там, начал на меня кричать: «Куда ты со снарядами! Назад, назад поворачивай!» И только я отъехал назад, на голое, неприкрытое место, как в дом, прямым попаданием упал снаряд. Никого в живых не осталось... До 44-го молитва всегда была со мной, а потом потерялась. Нас повели в баню, и от вшей всю одежду собрали в бак для кипячения. Я молитву успел отпороть, но когда мы парились, началась атака, и листок я потерял. Но молитва эта, я считаю, у меня уже была в сердце. Когда в 44-м ранило, пока был в сознании, молился. Врач мне потом сказал, что я в рубашке родился. «Не придет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих». Закончил войну в Германии, на Эльбе. Прошел через Сталинградскую битву, сражение на Курской дуге, был ранен, но домой к маме вернулся живым, да еще и с боевыми наградами – разве не чудо?»

Петр Егорович Завьялов.

«Я родился 4 февраля 1942 года, в Москве. Моя мама – Анастасия Ивановна умерла, когда мне не было и года, у нее был порок сердца, ей было двадцать два. Папу забрали на фронт в августе 41-го, погиб он в 44-м, и воспитывал меня мой дедушка – Павел Степанович и его сестра, я ее называл тетей Раей. От мамы у меня осталась только две вещи.

Фотография, где они с отцом – как раз в день знакомства: молодые, веселые, влюбленные. Это был апрель 1941 года. И еще листок с молитвой «Живый в помощи Вышняго». Бумага, на которой маминой рукой была написана молитва, очень необычная – тонкая, но прочная, я такой больше не встречал. Похожа на бумагу, на которой печатают деньги, но лучше. Откуда ее взяла мама? Загадка… Этот листок с молитвой тетя, обернув в платочек пришивала мне к безрукавке. Когда она ее стирала, она отпарывала платочек с молитвой, а потом пришивала опять. Когда я подрос, тетка заставила меня выучить молитву наизусть. Рос я дворовым, уличным, и мамина молитва, я считаю, меня не раз спасала. Послевоенные дети, мы были очень рисковые – и гранаты держали, и патроны, у меня, например, целый арсенал был – это считалось шиком, один пацан со двора так и погиб.

Случались серьезные драки – с кастетами, ножами, но ничего, Бог миловал. Многих ребят, в сущности неплохих, затянуло воровство. И хотя рос я без родителей, но даже институт закончил. Молитва меня хранила. «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога небеснаго водворится». Когда был уже взрослым, этот полуистлевший листок куда-то задевался. Я поискал- поискал и забыл о нем. А однажды, через годы, он сам нашелся – выпал из книги. И я его в карман положил. В тот день поехал в командировку в Орел, ехали мы в машине втроем, и ночью случилась авария. Мои товарищи погибли, а мне – ничего.

Раньше я не задумывался, но сейчас, с возрастом, когда у самого и дети, и пять внуков, ночами часто думаю о маме. Думаю о том, что она чувствовала тогда, осенью и зимой в первый год войны, в Москве, что думала, когда я родился. Получается, она дала мне жизнь, ценою своей жизни»

Леонид Петрович Мозганов.

Летом на Байкале решил сходить посмотреть – есть ли кедровые шишки в лесу? Было 28 июля, день равноапостольного князя Владимира. Моросил мелкий дождь, отчего на улице становилось склизко.

Прочитал на дорогу молитву «Живый в помощи Вышняго» - все-таки опасно в мокреть лезть на крутую гору, заросшую буйной травой и лесом - и отправился. На Байкале даже в такую погоду чудно, особенно у захватывающего дух безбрежного моря волнуемой воды.

Кедрушки росли на самой верхушке сопки, расположенной у небольшого горного ручья. С другой стороны ручей подпирала такая же сопка, покрытая густым лесом. По скользскому склону с трудом, с передышками, осторожно - сапоги катились и приходилось цепляться за кустики, траву и деревья - добрался до верхушки, откуда открывался еще более чудный вид на необозримый Байкал с крутыми вырезами-изгибами бухт у скалистых сопок. Отсюда была видна и прозрачная толща вод, светло-зеленая у берега, в глубине переходящая в темный, почти черный изумруд. Полюбовавшись и заметив, что шишки есть, еще недозрелые, стал осторожно спускаться вниз. Сошел к ручью и по валунам начал перебираться на другой берег. Вдруг захотелось попить, и я неудачно ступил на громадный мокрый камень у воды. Ногу понесло – меня развернуло спиной, и я полетел с почти полутораметровой высоты неведомо куда. Даже не успел помолиться, лишь внутренне сжался от страха, ожидая удара о камни. Но … спиной плюхнулся в невидимую мной небольшую и глубокую лагуну, так что меня даже перевернуло в ней через голову немыслимым кульбитом. Весь мокрый и потрясенный случившимся вылез на берег, нигде не пораненный, только чуть ударивший при падении левую руку ниже локтя. И возблагодарил Бога за избавление от смертельной опасности! Окажись позади меня камни, возможно, живым бы я уже не вышел. Во всяком случае, целым. И откуда среди сплошных каменьев взялась эта купель?! Так в день своего святого князя Владимира, можно сказать, второй раз крестился полным погружением в байкальский ручей. Спас ли князь, Бог или молитва, читаемая при опасных обстоятельствах - «Живый в помощи Вышняго»? Наверное, все вместе!

Войны только начинают люди, заканчивает их Сам Бог. Без учета этого даже самая подробная летопись Великой Отечественной войны будет неполной. К сожалению, тема духовного, молитвенного подвига нашего народа в годы войны – тема малоизученная. И мы просим Вас, дорогие читатели народной «Российской газеты», присылать нам свои свидетельства помощи Божьей во время Великой Отечественной войны. Давайте писать эту летопись вместе.

Живый в помощи Вышняго

.

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тьме преходящия, от сряща, и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближится, обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое. Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.
http://www.pravmir.ru/printer_2929.html

#inelisaveta #mon_sofia #история #помощь 

promo mon_sofia август 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded