May 4th, 2019

Монахиня

Монахиня

3 МАЯ И 22 ИЮЛЯ - КИПРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
#inelisaveta #mon_sofia #православие
Кипрская икона Божией Матери явилась в 392 году на острове Кипре на месте, где был погребен праведный Лазарь, и была помещена в монастыре Ставруни, устроенном на месте ее чудесного обретения.

В IX веке для иконы была выстроена церковь Панагии Ангелоктисты, что в переводе означает «церковь Богородицы, построенная ангелами». По преданию, строительство храма началось не совсем на том месте, где он расположен в настоящее время, а немного в стороне. На следующий день после закладки фундамента неожиданно обнаружилось, что он непонятным образом переместился в то место, где сейчас и стоит церковь Божией Матери. Именно отсюда и пошло ее название.

В сказании, помещенном в греческом синаксаре на неделю Православия, говорится о том, что святой образ был поставлен на воротах, ведущих к церкви. Однажды проезжавший мимо храма аравитянин намеренно пустил стрелу и попал в колено изображенной на иконе Пресвятой Богородицы. Рана тотчас же обильно закровоточила, обильно обагрив землю. Обезумевший аравитянин бросился скакать домой, но вскоре упал замертво на землю.

В России известны списки Кипрской иконы Божией Матери, прославившиеся чудотворениями и находившиеся в Успенском соборе Московского Кремля и храме святителя Николая в Голутвине.

Святыней упраздненного ныне Стромынского монастыря был список с древней чудотворной иконы. Ныне он пребывает в Успенском храме села Стромынь (см. Кипрская (Стромынская) икона Божией Матери).

На этой древней почитаемой иконе Пресвятую Богородицу окружают Ангелы с пальмовыми ветвями в руках, а на полях изображены священномученик Антипа и мученица Фотиния.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Кипрской, (общий Богородичный) глас 6:

Предстaтельство христиан непостыдное, /
ходaтайство ко Творцу непреложное, /
не презри грешных молений глaсы, /
но предвари, яко Благaя, на помощь нас, верно зовущих Ти; /
ускори на молитву, и потщися на умоление, //
предстaтельствующи присно, Богородице, чтущих Тя.

Posted by Монахиня София on 3 май 2019, 23:21

from Facebook
promo mon_sofia august 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

Монахиня

Монахиня

СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ (ВЕЛИМИРОВИЧ), ЕПИСКОП ОРХИДСКИЙ И ЖИЧСКИЙ (1881–1956)
3 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ
#inelisaveta #mon_sofia #православие

О жизни святителя Николая Сербского

Родился святитель в бедной многодетной крестьянской семье. О трудностях и скорбях его детства может свидетельствовать единственная деталь: из восьмерых братьев и сестёр Николая никто не дожил до взрослого возраста, и сам он болел туберкулёзом.

Мать его была глубоко верующим человеком, позднее она приняла монашеский постриг. В детстве мальчик пас овец, а позднее писал: «Когда я был пастырем овец, уже тогда я был священником Твоим».

Разносторонне одарённый, талантливый владыка Николай знал несколько иностранных языков и окончил философский факультет знаменитого Оксфорда, защитил докторат во Франции. Но был он в первую очередь духовным профессором и о карьере и человеческой славе говорил так: «Ни офицерский мундир не сделает вас храбрым, ни священническая ряса — милосердным, ни судейская тога — справедливым, ни министерское кресло — сильным, если ваша душа не изобилует ни мужеством, ни состраданием, ни праведностью, ни крепостью».

Николай Сербский учился и в России, в Санкт-Петербургской Духовной Академии, и на всю жизнь сохранил любовь к России.

Будущий владыка принял монашеский постриг по обету, данному во время тяжёлой болезни. Когда его спросила о монашестве одна девушка, которая колебалась в выборе между семейной жизнью и монашеством, Владыка ответил так: «Чадо, если колеблешься, то знай: ты скорее за брак, чем за монастырь. Монашеская жизнь для тех, кто не колеблется».

Жизнь Владыки Николая Сербского изобиловала многочисленными трудностями и скорбями. Он пережил две войны. Во времена Первой мировой войны был на боевых позициях — исповедал и причащал сербских солдат, говорил проповеди, ухаживал за ранеными. По поручению правительства Сербии выступал в церквах, университетах, колледжах, залах и собраниях Англии и Америки, разъясняя смысл борьбы своей православной Родины. Выступления его были столь блестящи, что владыку называли «третьей армией» сражающейся Сербии.

В годы Второй мировой войны Владыка пришёл к оккупантам и сказал: «Вы стреляете моих чад в Кралево. Теперь я пришёл к вам, чтобы вы убили вначале меня, а потом уже моих чад». Он пережил заключение в фашистском концентрационном лагере. Владыка говорил: «Убить праведника — значит просто отправить его назад к Богу, от Которого он и пришёл. А это, в свою очередь, значит предоставить ему неприступную позицию в бою, вооружить его непобедимым оружием и сделать тысячекратно сильнее, чем он был, когда в теле ходил по земле».
Ещё рассказывал: «Во время войны послали одного боязливого солдата в разведку. Все знали его боязливость и смеялись, когда узнали, куда посылает его старшина. Только один солдат не смеялся. Он подошёл к своему товарищу, чтобы поддержать и ободрить его. Но тот ответил ему: “Погибну я, враг совсем рядом!”— “Не бойся, брат: Господь ещё ближе”,— ответил ему добрый товарищ. И эти слова как большой колокол зазвонили в душе того солдата, и звонили до конца войны. И вот, некогда робкий солдат вернулся с войны награждённый многими орденами за храбрость. Так преобразило его благое слово: “Не бойся: Господь ещё ближе!”«.

После войны Владыке пришлось много лет провести на чужбине, в Америке. Он писал свои чудесные книги, говорил проповеди. Святитель Николай Сербский отошёл к Господу в русском монастыре святителя Тихона в Пенсильвании во время келейной молитвы. В 1991 году его святые мощи были перенесены из США в родной Лелич.

Благогласная лиро Духа Святаго, слово и любы монахов, радованье и похвало священников, учителю покаяния, предводителю богомольна воинства Христова, святый Николае Сербский и всеправославный, моли Бога о нас!

Posted by Монахиня София on 3 май 2019, 23:30

from Facebook

Монахиня

Монахиня

#inelisaveta #mon_sofia #православие
21 апреля / 4 мая Церковь чтит память праведного Феодора Санаксарского. Прежде чем встать на путь духовной брани, Иван Ушаков – таково мирское имя подвижника – восемь лет служил в лейб-гвардии Преображенском полку. В историю России этот полк вписал немало страниц – и героических, и драматических, а летопись самого полка немыслима без имен тех Преображенцев, которых Русская Православная Церковь прославила в лике святых.

Три года назад, 9 апреля 2013 года, указом Президента России был восстановлен Преображенский полк. Этой весной годовщина возрождения славного русского полка почти совпала с Пасхой. И в этой связи хотелось бы затронуть тему, имеющую непосредственное отношение как к Преображенскому полку, так и к Православию.

На протяжении всей своей истории Преображенский полк был кузницей кадров для военной и гражданской службы, а одного упоминания имен Г.Р. Державина, Н.М. Карамзина, М.П. Мусоргского и великого князя К.К. Романова (К.Р.) достаточно, чтобы понять вклад полка в культурную сокровищницу России.

При этом неисследованным остается то обстоятельство, что в полку проходили действительную воинскую службу несколько русских святых. Даже в их житиях информация об этом порой скрыта – дается лишь расплывчатое указание на службу в гвардии. Написанные до революции или за рубежом истории полка также не содержат каких-либо данных на этот счет. И причина вовсе не в равнодушии исследователей к интересующему нас вопросу, а в том, что только в наше время, в конце ХХ – начале XXI века, Русская Православная Церковь прославила целый ряд Преображенцев в лике святых.

Так, в 2004 году[1] Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был прославлен преподобный Феодор Санаксарский (1718–1791)[2], в миру Иван Игнатьевич Ушаков, прослуживший в лейб-гвардии Преображенском полку долгие восемь лет – с 1735 по 1743 год.

Выходец из древнего рода, службу в полку он начал солдатом бомбардирской роты, а после дворцового переворота, совершенного в 1740 году с помощью Преображенского полка, в числе прочих Преображенцев был пожалован новой правительницей России Елизаветой Петровной званием сержанта.

Весной-летом 1743 года Ушаков отправился на побывку домой, но, отъехав немного от Санкт-Петербурга, отпустил своего слугу с лошадьми обратно, а сам, переодевшись в заранее запасенную нищенскую одежду, отправился на север, стремясь к пустынножительству в поморских лесах. Как пишет житие святого Феодора, толчком к такому поступку стала случившаяся незадолго до этого внезапная смерть во время пира одного из молодых офицеров гвардии.

После нескольких лет скитаний он был пойман сыскной командой, преследовавшей живущих по лесам, и как сержант гвардии отправлен для личного представления императрице Елизавете Петровне. Императрица простила Ушакова и предложила вернуться обратно в полк («Зачем ты тайно ушел из моего полка?»). Ушаков же отказался, попросив позволить ему стать монахом. Елизавета Петровна исполнила его просьбу, и в 1747 году (по другим данным – в 1748 году) в Александро-Невской Лавре он был пострижен в монахи с именем Феодор. Слава о «необыкновенном монахе» (как его называл наследник престола Петр Федорович – будущий Петр III) распространилась по Петербургу, и к нему за советом и наставлением стало обращаться всё большее число людей, в том числе и однополчан. В 1759 году после ряда злоключений он переселился в Санаксарскую пустынь.

Уже в царствование Екатерины II, немало потрудившейся на ниве уничтожения монашества в России, хлопотами отца Феодора Санаксарская пустынь не только была сохранена, но и наименована монастырем. В 1763 году было получено согласие императрицы на пострижение 12 учеников отца Феодора из отставных гвардейцев (из Преображенского и Измайловского полков). Впоследствии штат обители увеличивался в основном за счет отставных военных.

Для спасения обители отец Феодор ходатайствовал перед своим однополчанином графом А.Г. Орловым-Чесменским, братом всесильного фаворита Екатерины II Г.Г. Орлова. Впоследствии по прошению графа А.Г. Орлова-Чесменского императрица выделила значительные средства и на строительство новой каменной церкви в монастыре. Основными жертвователями на всё время строительства оставались петербуржцы, особенно военные, считавшие Санаксар «своим» монастырем.

В Преображенском полку служили и трое братьев отца Феодора – Сила (с 1724 г.), Федор (c 1727 г.) и Алексей (с 1736 г.). Сын Федора – великий русский флотоводец Федор Федорович Ушаков – был также прославлен в 2004 году Русской Православной Церковью в лике святых как праведный воин Феодор Ушаков. Мощи святого воина Феодора почивают рядом с мощами его дяди святого Феодора Санаксарского в Санаксарском монастыре.

В самом начале 1784 года в лейб-гвардии Преображенский полк был определен каптенармусом Захария Васильевич Верховский (1768–1833)[3]. Как и отец Феодор, Захария был третьим братом, поступившим на службу в Преображенский полк, – в полку с 1776 года уже служили два его старших брата – Филипп и Илья.

Братья Верховские происходили из старинного польского шляхетского рода. Их предки приняли Православие и поступили на службу к русскому царю после отвоевания Смоленска у Польши в царствование Алексея Михайловича.

Дослужившись до звания капитана, в 1787 году из полка уволился Илья, а годом позже – Филипп.

Захария же в 1787 году получил звание сержанта и, взяв на год отпуск, уехал в имение. Однако на службу он больше уже не вернулся. Получив в 1789 году полное увольнение в звании поручика, Захария, как и отец Феодор Санаксарский на полвека раньше, ушел в лес отшельником, оттуда перешел в Коневецкий монастырь, где в 1790/1791 году был пострижен в монахи с именем Зосима.

В житии отца Зосимы говорится, что его духовный путь был предопределен до его рождения: его отцу во время молитвы было возвещено о том, что у него родится сын, которого надо будет учить лишь Закону Божию. И тем не менее, несмотря на то, что с детства Захария был предрасположен именно к монашеству, он был записан в гвардию и смог уйти в монастырь лишь по смерти своих родителей.

Впоследствии он много странствовал по России, жил в Сибири, основал два монастыря. Он оказал большое духовное влияние на монашество, в том числе благодаря своим духовным сочинениям. В середине XIX века его имя называлось среди великих подвижников веры в России, а ведь его современниками были и святой Серафим Саровский, и святитель Филарет (Дроздов), и святитель Тихон Задонский, и святой Феодор Санаксарский, и такие столпы Оптиной пустыни, как святые Лев, Макарий и Моисей Оптинские.

В ряде исследований отмечается, что именно отец Зосима (Верховский) был одним из прототипов, использованных Ф.М. Достоевским для создания образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы».

Вместе со своим старшим однополчанином Иваном Ушаковым – отцом Феодором Санаксарским – отец Зосима (Верховский) был прославлен в лике преподобного тем же Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2004 году[4].

Отец Зосима был учеником и ближайшим другом преподобного Василиска Сибирского, о котором святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «В наше столетие, сколько известно писавшему это Слово, два инока сподобились зреть душу свою исшедшею из тела во время молитвы: сибирский пустынник монах Василиск, скончавшийся в 1825 году, и Никифоровской пустыни схимонах Игнатий, скончавшийся в 1852 году. <…> С ближайшими учениками первого составитель Слова удостоился сожительства и о Господе дружбы»[5]. Из последних строк можно предположить, что именно отца Зосиму имел в виду святитель Игнатий. Здесь нельзя не отметить, что дед святителя Игнатия Семен Андреевич Брянчанинов также был Преображенцем, прослужив в полку два года – с 1771 по 1772.

Почти через 100 лет после поступления в лейб-гвардии Преображенский полк Захарии Верховского Преображенцем стал выпускник Пажеского корпуса прапорщик Алексей Борисович Нейдгардт (1863–1918)[6]. В Преображенском полку служили и его отец Б.А. Нейдгардт, и брат Дмитрий, а его прапрадед А.В. Суворов был зачислен в Преображенский полк подполковником в награду за взятие Измаила.
А.Б. Нейдгардт отслужил в полку четыре года – с 1883 по 1887, после чего вышел в запас. В 1894 году он был уволен со службы в звании гвардии поручика. Вернувшись в свое имение в Нижегородской губернии, долгое время занимался хозяйственной деятельностью, а затем был избран Нижегородским губернским предводителем дворянства (с 1897 по 1917 гг.). В 1906 году он избирается членом Государственного Совета от Нижегородского губернского земского собрания. Нейдгардт активно поддерживал политику П.А. Столыпина, женой которого была сестра Нейдгардта Ольга (вторая его сестра была замужем за министром иностранных дел С.Д. Сазоновым).

А.Б. Нейдгардт был щедрым благотворителем, жертвуя на постройку церквей в Нижегородской губернии, был попечителем нескольких приютов и учебных заведений. В 1914 году он был назначен ктитором Феодоровского собора, построенного в память 300-летия царствования Дома Романовых.

После революции А.Б. Нейдгардт вернулся в Нижегородскую область. 7 июня 1918 года Алексей Нейдгардт был одним из тех, кто не побоялся подписать воззвание к пастве с призывом протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями и обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности. В ночь с 6 на 7 ноября 1918 года, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, Алексей Нейдгардт вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и протоиереем Алексием Порфирьевым был расстрелян. В 2000 году мученик Алексий был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Красный террор, жертвой которого пал в том числе и А.Б. Нейдгардт, начался с убийства царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Двое из злодейски убиенных в ту ночь были Преображенцами – император Николай II и его сын Алексей.

Из всех российских самодержцев именно Николай II был наиболее тесно связан с Преображенским полком. В состав полка он был зачислен с рождения (6 мая 1868 г.). 12 декабря 1877 года в возрасте 9 лет он впервые встал в строй полка ассистентом у знамени. В полку он проходил строевую службу: летом 1887 года – младшим офицером роты Его Императорского Величества, летом 1888 года – командиром роты Его Императорского Величества. Наконец 1 января 1893 года он был назначен командиром 1-го батальона – звание, которое он сохранил до конца своего царствования. С этого момента и до рокового марта 1917 года Николай II оставался Августейшим Шефом Преображенского полка.

Именно в звании командира 1-го батальона Преображенского полка Николай II вступил на престол после смерти своего отца в 1894 году. Из дневника великого князя Константина Константиновича Романова, в то время командира лейб-гвардии Преображенского полка: «Царя [Александра III] положили в гроб в Преображенском мундире – как я надеялся. Юный царь [Николай II] не успел даже сдать батальона. Поэтому до свидания с Ним я не назначу никого командиром 1-го батальона, которым продолжает временно командовать полковник Обухов. В летописи полка встречается впервые, что командир батальона становится царствующим Государем»[7].

На одной из встреч с офицерами полка Николай II говорил: «Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка. Следующим счастливейшим днем будет, если приведет Бог, увидеть сына моего, наследника, в рядах родного полка». Так и произошло: 30 июля 1904 года у царской семьи родился долгожданный сын – Алексей Николаевич, сразу же зачисленный в Преображенский полк.

Николай II всегда интересовался делами полка, судьбами его офицеров. Потери полка на фронтах Великой германской войны особенно тяжело переживались императором. После неудачных боев на Стоходе летом 1916 года императрица Александра Федоровна писала в одном из писем государю: «Генералы знают, что в России еще довольно людей, и не скупятся на их жизни. Но эти [Преображенцы] были так превосходно подготовлены, и всё это пошло прахом. Я знаю, как ты должен был страдать»[8].
15 декабря 1915 года Преображенский полк представился на Высочайший смотр, по окончании которого, объезжая колонну полка, государь крикнул: «Прощайте, братцы»[9]. Слова оказались пророческими – больше император Николай свой полк не видел. После февральских событий делегация офицеров Преображенского полка пыталась пробиться к царю, но это сделать не удалось.

Из протоколов допросов полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева (прадеда автора настоящей статьи) известно, что после ареста царской семьи Преображенцы собирали деньги для нее, в том числе и из полковой кассы: «Факт передачи вспоминается таким: вскоре после приезда (зимой 1918 года) Казакевич ко мне заходит и в беседе говорит с большим волнением, что “по верным данным” царская семья в ссылке голодает и т.д. и что необходимо помочь, что скоро “едет верная оказия” и надо собрать средства. Ты привез из действующего полка кое-какие офицерские деньги, поэтому из них надо выделить. Я действительно имел для раздачи недополученных долгозаемного капитала (своего рода касса взаимопомощи) и так далее, обычных при ликвидации денежных расчетов (тысяч в 5–8), я сразу достал 1000 рублей одним билетом (керенским) и дал их Казакевичу, причем в расчетную записную книжку внес: 1000 рублей для к[оманди]ра 1-го батальона, как в полку числили Николая II»[10].

В 2000 году Русская Православная Церковь прославила императора Николая II, императрицу Александру, цесаревича Алексия, великих княжон Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Русская Православная Церковь Зарубежом прославила царскую семью еще в 1981 году. Тогда же был канонизирован и великий князь Павел Александрович, дядя Николая II, зачисленный в Преображенский полк при рождении (1860). Во время Великой германской войны он сначала командовал 1-м Гвардейским корпусом, затем был генерал-инспектором войск гвардии. В августе 1918 года он был арестован в Петрограде, а в январе 1919 года в Петропавловской крепости расстрелян вместе со своими двоюродными братьями великими князьями Дмитрием Константиновичем, Николаем Михайловичем и Георгием Михайловичем в ответ на убийство Розы Люксембург и Карла Либкнехта в Германии.
Завершая статью, хотелось бы отметить и еще несколько Преображенцев, почитаемых в народе, но не канонизированных Церковью.

В 1740 году на престол был возведен младенец Иоанн VI Антонович. В качестве императора он был Августейшим Шефом и полковником Преображенского полка. Спустя год несчастный Иоанн был свергнут Елизаветой Петровной (при содействии гренадерской роты Преображенского полка) и заточен в тюрьму до конца своих дней. По ряду свидетельств в заключении Иоанн много молился, строго соблюдал постные дни, хотел постричься в монахи. Незадолго до убийства Иоанна VI в Шлиссельбурге в 1764 году блаженная Ксения целыми днями горько плакала, повторяя: «Там кровь, кровь, кровь! Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь».

В 1801 году в результате заговора был убит Августейший Шеф и полковник Преображенского полка император Павел I. Почти сразу после его кончины потянулись к его могиле богомольцы, верившие в его заступничество и помощь.
В заговоре против Павла I участвовал и его старший сын, ставший после смерти отца императором Александром I. Записанный в Преображенский полк после своего рождения, Александр стал Августейшим Шефом полка после восшествия на престол. Его имя прочно связано в народной памяти со старцем Федором Кузьмичом: по легенде, в 1825 году Александр I не умер в Таганроге, а стал отшельником, будучи не в силах долее терпеть душевные страдания, вызванные памятью об убиении отца. Сам старец Федор Кузьмич действительно существовал, о ранних годах его жизни ничего не известно. В 1864 году он скончался в Томске, а в 1984 году был канонизирован Русской Православной Церковью в лике праведных в составе Собора Сибирских святых.
Наконец, необходимо упомянуть и еще одного Преображенца – великого князя Сергея Александровича, дядю Николая II, командира полка с 1887 по 1891 год. Это был глубоко верующий человек, много жертвовавший на благотворительность, основатель Императорского Православного Палестинского общества. Под влиянием его духовного облика его супруга великая княгиня Елизавета Федоровна через шесть лет брака приняла решение перейти в Православие: «Когда я видела, каким глубоко религиозным был Сергей, я чувствовала себя отставшей от него, и чем больше я узнавала его Церковь, тем больше я чувствовала, что она приближает меня к Богу»[11].

Великий Князь Сергей Александрович

В 1905 году последовательный и жесткий сторонник монархии великий князь Сергей Александрович, тогда командующий войсками Московского округа, был убит бомбой, брошенной в него террористом.

Исследование биографий (житий) святых, вышедших из Преображенского полка, позволяет отметить интересную тенденцию.

Жизнь в полку (в высшем сословии) в XVIII веке настолько контрастирует с идеалом христианской жизни, что жаждущие глубокой духовности будущие святые вынуждены были бежать из полка, уходить в отшельничество, становиться пустынножителями – «спасаться» в прямом смысле этого слова (святые Феодор Санаксарский, Зосима (Верховский)).

Совершенно иная картина представляется на закате Российской империи. Святыми, более того – мучениками за веру и страстотерпцами становятся миряне, прожившие всю свою жизнь в богатстве, занимавшие высокие государственные должности (святые страстотерпцы Николай и Алексий, святой Алексий (Нейдгардт)).

Из этого не следует, что в XVIII веке российская элита была безбожна, а в конце XIX – начале ХХ веков праведна. Скорее даже наоборот – мгновенно сломить и преодолеть силу традиции православной жизни невозможно было даже такому буйному гению, как Петр I. И, напротив, все попытки «подморозить» Россию в конце XIX века оказались совершенно бессильными перед всё той же инерцией заданного Петром I движения в пропасть безбожия.

Однако отмеченная тенденция позволяет увидеть изменение вектора духовного развития русской элиты: в XVIII веке это стремительное обмирщение, а с середины XIX века, напротив, медленный разворот в сторону духовности, проявленный с особой силой в двух формах: взлете русской культуры во второй половине XIX века и оживлении церковной жизни в начале ХХ века (канонизация целого ряда святых, в том числе святого Серафима Саровского, рост числа монастырей, строительство церквей, работа Предсоборного присутствия по подготовке Собора, активное обсуждение религиозных вопросов).
Обратим внимание и на влияние Преображенского полка на отмеченную тенденцию. Неслучайно про Преображенский полк всегда говорилось, что он занимает совершенно особое место в истории России. Это во многом связано с тем, что полк был не просто участником, а созидателем узловых событий, которые формировали облик Российской империи и влияли на ее последующие судьбы.

Так, именно Преображенцы стояли у истоков обмирщения России, будучи той «регулярной» силой, которая, реализуя дикие планы Петра, грубо ломала старую Русь, боролась с православной верой, насаждала новые чуждые порядки. Позднее Преображенцы вершили судьбы своих властителей, свергая и возводя на российский трон тех, кто в их представлении казался легче управляемым, погружая страну в бездну беззакония, разврата и лихоимства.

Но те же Преображенцы (в частности, их 1-й батальон) в декабре 1825 году встали, по выражению императора Николая I, «железной стеной» на пути заговорщиков-декабристов, не допустив очередного дворцового переворота и создав прочный фундамент для развития государства во всех областях – и в частности в деле духовного преображения русского общества. Преображенцы были основой России в период «от Николая до Николая», а это почти целый век русской истории.
Показательно, что Российская империя пала под ударами внешних и внутренних врагов сразу после того, как костяк Преображенского полка был перемолот в жерновах Великой германской войны.

95 лет Преображенского полка не существовало. После лихолетья ХХ века Россия стремительно воссоздается. Она готова явить миру и истории свой какой-то совершенно другой облик, одинаково отличающийся и от Советского Союза, и от Российской империи, и от московской Руси. В этой новой России есть место и святым Преображенцам, и Преображенскому полку, и роте почетного караула[12], выносящей Знамя Победы в священный день 9 мая.

Рождается новая Россия, в которой материальное не противостоит духовному, временное не отрицает вечного, а будущее не перечеркивает прошлого.

И осторожно перебирая камни, которые необходимо заложить в основание строящегося здания, мы должны с особым вниманием отнестись к более чем 200-летней истории лейб-гвардии Преображенского полка, раскрывающей перед нами и путь преображения отдельного человека, и путь преображения общества.

Олег Хлестов, правнук полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева
4 мая 2015 г http://www.pravoslavie.ru/put/79022.htm

Posted by Монахиня София on 4 май 2019, 00:05

from Facebook

Монахиня

Монахиня

КРЕСТ ПАТРИАРХА (3 мая день кончины Свят.Патриарха Пимена)
Архимандрит Дионисий (Шишигин), автор книги «Былое пролетает… Патриарх Пимен и его время» делится с корреспондентом портала “Православие и мир” своими воспоминаниями о пути Патриарха Пимена, о его удивительной личности

— Совсем недавно закончилась моя многолетняя работа о жизненном пути Святейшего Патриарха Пимена. Книга называется «Былое пролетает…», по первым словам автобиографичного стихотворения Патриарха.

В один из сложных моментов богоборческого времени Господь воздвиг из среды народа Божиего, из среды пастырей Русской Православной Церкви самого достойного и поставил его у кормила корабля церковного. Четырнадцатый Патриарх нашей Церкви родился в самом начале XX века. На его памяти переворот семнадцатого года, гонения на верующих, разрушение храмов и монастырей, уничтожение святынь. На долю молодого монаха выпали тюрьмы, ссылки. Не остался он в стороне от общей беды: защищал Родину в тяжелую годину вражеского нашествия. Духовно крепкий и не сломленный испытаниями, отдал все свои силы возрождению Церкви, ее сохранению, ее укреплению.

За этот подвиг всецелой отдачи себя Богу и Церкви, Господь даровал ему радость зреть зарницу нового времени – времени возвращения святынь, открытия храмов и монастырей, возможности осуществлять присущее всегда Церкви просветительское и социальное служение.

Что сделал Патриарх Пимен для Церкви в отпущенное ему время, или что мог сделать и чего не сделал? Патриарх Пимен от иноческой кельи до патриаршего престола оставался монахом, жившим не по своей, пусть и патриаршей, но по Божией воле. Не мы выбираем время, а время выбирает нас. Время, в которое жил Патриарх Пимен не могло быть жутким, страшным, плохим, потому что оно было Божиим временем. В монастырях старцы наказывали новоначальных поклонами, если они ругали погоду. «Погода Божия», — говорили.

На все есть воля Божия. И она является в Его Промысле и попущении. Промысл Божий – это исполнение Его воли и глубокая вера в нее; а попущение – это когда Бог, не отнимая нашей свободы, дает нам идти не по Его воле, а по своей. «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей Ваших» (Ис. 55, 8-9). Патриарх Пимен шел путями Божиими и потому время его патриаршества – время Божие. Он сделал то, что было определено ему Промыслом Божиим.

Впечатлениям детства присуща некоторая идеализированность и восторженность. Одно из служений епископа Пимена (будущего Патриарха) 23 августа 1958 года в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове на всю жизнь запечатлелось в моем сердце.

Необыкновенные, большие, красивые глаза, проникновенный голос и весь облик его в простом льняном архиерейском облачении глубоко взволновали мою душу.
Когда я немного подрос, стал ходить в Богоявленский патриарший кафедральный собор. Там часто служил владыка Пимен. Подходя к святителю под благословение или под елеопомазание, я всегда чувствовал какой-то трепет и духовную радость. Мне стало казаться, что владыка Пимен меня узнавал и ласково обращал ко мне свой взгляд. Однажды старший иподиакон Василий Максимович Андросов попросил меня выйти на полиелей с рипидой. Так я стал иподиаконом у владыки митрополита Крутицкого. Начался один из самых счастливых периодов моей жизни.

Происходил Патриарх Пимен из семьи инженера, получил хорошее для послереволюционного времени образование, основа которого была заложена дома усердием и старанием матери Пелагеи Афанасьевны. В ранние годы, приняв монашество, пройдя тюрьмы и ссылки, он сравнительно быстро стал епископом, приобретя большой авторитет и любовь Православной Москвы.

С ранних лет в нем была развита поэтическая, художественная чуткость. В его наследии большой сборник автобиографичных стихотворений, он вышивал облачения, митры, писал иконы, был известен всей Москве как талантливый регент. Ему принадлежат очень глубокие по содержанию и художественные по форме молитвы и акафисты.

Вспоминаются его чудные проповеди, проникновенные службы. Как нужно понимать и любить службу, чтобы каждая запоминалась навсегда. Какие здесь подобрать слова, эпитеты? Это надо было видеть и слышать. Молитва Ефрема Сирина, покаянный канон преподобного Андрея Критского, «Да исправится молитва моя…», «Чертог Твой вижду…», канон на «Плач Богородицы». Сколько силы, красоты и пасхальной радости вкладывал Святейший в вечно живые слова апостольского приветствия «Христос Воскресе!», которые звучали перед западными вратами патриаршего собора в ночном гуле мятущейся советской молодежи. А Троичные молитвы в день Пятидесятницы… Да разве можно все перечислить.

Внешне Святейший казался суровым, недосягаемым, официальным, но на самом деле он был очень скромным, требовательным к себе, легко ранимым. Даже близким людям он почти ничего не рассказывал о себе. Вся его внутренняя, созерцательная жизнь была полностью скрыта от чужих глаз. Однако мы, кому выпало счастье быть рядом со Святейшим, чувствовали его молитвенный подвиг, понимали его удивительную патриаршую мудрость. Однажды Святейший поделился, что нашлась Серафимовская икона «Умиление». И слезинка покатилась из его глаз. Он не был сентиментальным. Когда он служил, на него постоянно обращены были взгляды, объективы. Но иногда, совершая литургию без наплыва внешней пышности, я видел его влажные глаза и его самого, полностью покинувшего суетный мир.

Святейший очень любил Богородск, свой родной город. Мы вместе несколько раз приезжали сюда в начале 80-х гг. прошлого века. Из окна машины он смотрел на все более ветшающий Богоявленский собор, на Тихвинский храм, пытался разыскать старенькие покосившиеся от времени домики с давно покинувшими их прежними жильцами. Однажды он вдруг остановил машину, вышел из нее и уверенно пошел по бывшему кладбищу сразу за Тихвинским храмом. Легко нашел какое-то дерево, из корней которого росло несколько стволов. Указав на место рядом с этим деревом, Святейший сказал: «Здесь похоронена моя мама». Взял из моих рук шкатулку, и мы собрали в нее немного земли. «Эту шкатулку положи мне в гроб». Не нашел я потом эту шкатулку и завет его не смог выполнить…

Известно, что патриарший крест самый тяжелый. На долю Патриарха выпадает обязанность принимать решения, которые в Церкви никто кроме него не примет. Молитва всегда помогала принять нужное решение. Не только всечасная (Святейший придерживался устава всечасной молитвы, для чего у него были карманные часики с боем) патриаршая молитва за всех и за вся, но и особая, перед каким-то важным делом. Помню, вдруг ни с того, ни с сего служим вечером акафист у мощей святителя Московского Алексия, а то оказываемся в лавре у гробницы преподобного Сергия. И не раз и не два. О чем трегубо молился Первосвятитель? О Церкви, о стране, о нас с вами. Разве это могло остаться втуне? Умудренному многими испытаниями Святейшему Патриарху не свойственны были горячность и поспешность, он не был увлекающимся человеком, его действия были лишены крайностей и быстрых решений. В нелегкое время его патриаршества голос Предстоятеля звучал в молитвенных воздыханиях, а не в кабинетах безбожной власти. Когда «власть» слишком наседала – молчал. Молчал и молился. Порой отставали.

Какой дивный пример, какой образ праведного жития. Не случайно Святейший взрастил около себя целую плеяду иерархов и пастырей нашей Церкви. А сколько простых чад церковных обретало духовное счастье в молитве с ним, сколько их сейчас живет памятью о нем.

В семидесятые-восьмидесятые годы в Церкви появилось много активной, деятельной молодой интеллигенции. Для кого-то это казалось чудовищным недоразумением, а оказалось, это было ядро будущего духовного возрождения. Как свойственно молодости, многим из них ждать не хотелось. Они жаждали борьбы и в своей борьбе не всегда чувствовали меру и время. На их упреки в бездеятельности Святейший глубоко вздыхал и с горькой иронией говорил: «Пусть пишут, походили бы они пару дней в моих башмаках…» или «Посидели бы они в моей золотой клетке». Однако многих, как мог, покрывал и помогал.

Когда наступила «перестройка» Святейшему было уже ближе к 80-ти. Одолевали старость и недуги. Святейший, конечно, не поспевал за жизнью, ломались привычные ориентиры. Святейший радовался переменам, радовался открытию храмов, монастырей, но боязнь того, что все может вернуться, оставалась. Патриарх был информирован о нарастающих центробежных тенденциях в стране, трудностях жизни, отчетливо осознавал и предчувствовал, что вслед за развалом единого государства неизбежны попытки разрыва единого организма Русской Православной Церкви.

Когда мы со стороны смотрим на жизнь Святейшего Патриарха Пимена, то видим только величие и славу, вспоминаем торжественные богослужения, но не видим тяжелых испытаний, которые он перенес, бессонных молитвенных ночей, слез и страданий, того тяжелого креста, который нес он на своих раменах.
Сущностью всей жизни и деятельности четырнадцатого Предстоятеля Церкви Русской было глубочайшее смирение перед волей Божией, соединявшееся с первосвятительской твердостью, несокрушимой верой и монашеским отношением к скорбям, невзгодам и иным неблагоприятным обстоятельствам. Его смирение, скромность, застенчивость соединены были в нем с горением духа. Он слышал слова святого апостола Павла и исполнял их: «В усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите. Утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы; в молитве — постоянны» (Рим. 12 11-12).
Вечная и благодарная ему память!

Записала Марина Гордон.

Posted by Монахиня София on 4 май 2019, 00:11

from Facebook

Монахиня

Монахиня

«БАТЯ, МОЛИСЬ. КУДА НАМ ИДТИ?»
БОГ И ПОБЕДА - ИЗ ВОЕННЫХ ДНЕЙ ПАТРИАРХА ПИМЕНА
Многие священнослужители, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей Красной армии, стали танкистами, пехотинцами, артиллеристами, многие из них впоследствии были награждены боевыми орденами и медалями, отмечены благодарностями командования.

Патриарха Пимена, бывшего тогда иеромонахом, война застала в ссылке, в Средней Азии. Он отправился на фронт.
«Во время войны полк, где воевал будущий Патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, что люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?»
У иеромонаха была потаенно запрятанная икона Божией Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством — все увидели, как ожила вдруг икона, и Божия Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся.

Начав свой боевой путь заместителем командира роты, будущий Патриарх дослужился до звания майора, пока, наконец, не обнаружили, кто он такой на самом деле. За этим последовали скандал, изгнание из армии и последующее заключение.
После войны отец Пимен вернулся к пастырской деятельности, он был назначен настоятелем Благовещенского собора в Муроме»

(Иерей Александр Шестак. Подвиги русских пастырей в Великой Отечественной войне).

Отрывок из книги «Бог и победа: верующие в великих войнах за Россию»
http://zyorna.ru/catalog/books/item_97839/

Posted by Монахиня София on 4 май 2019, 00:16

from Facebook

Монахиня

Монахиня

ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ МОЕГО РЕБЁНКА
#inelisaveta #mon_sofia #православие
Каждый раз, когда ты будешь говорить: «Господи, помилуй моего ребенка», твоё дитя будет принимать от Христа один добрый помысел... Чем больше ты будешь молиться, тем больше благих помыслов будет приобретать твоё чадо.
Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Posted by Монахиня София on 4 май 2019, 00:23

from Facebook

ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ МОЕГО РЕБЁНКА

Каждый раз, когда ты будешь говорить: «Господи, помилуй моего ребенка», твоё дитя будет принимать от Христа один добрый помысел... Чем больше ты будешь молиться, тем больше благих помыслов будет приобретать твоё чадо.
Преподобный Порфирий Кавсокаливит

#inelisaveta #mon_sofia #мудрости 

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РАЗГОНЯЕТ ТУЧИ В НАШЕЙ ДУШЕ Памяти святителя Николая Сербского (1881–1956)

СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ (ВЕЛИМИРОВИЧ), ЕПИСКОП ОРХИДСКИЙ И ЖИЧСКИЙ
(- 3 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ)

«Всё окружающее нас окутано тайной, проникнуть в которую человеческому разуму не под силу. Не зная об этой истине, люди блуждают по жизни, как по пустыне, не имея ориентиров и постоянно сбиваясь с пути. Потому владыка Николай, будучи тонким, подобно святому Савве Сербскому, знатоком человеческой души и евангельской истины, старался собрать в своих книгах и предложить нам для нашего спасения эти ориентиры на пути к Богу».

«Всё, что написано владыкой Николаем, написано по вдохновению Духа Святаго, каждая мысль представляет собой духовное сокровище».

Владыка Лаврентий, епископ Шабацко-Валевский

Восемнадцатого марта мы чтим память святителя Николая Сербского (Велимировича). Святитель Николай Сербский — подвижник и духовный воин, аскет, блестящий проповедник и всенародно любимый пастырь, богослов и философ, почётный доктор нескольких мировых университетов. Он был также духовным профессором, стяжавшим дар духовного рассуждения.

Однажды святителя Николая спросили, как отличить плотских людей от духовных. Святитель ответил:

Collapse )

3 МАЯ ДЕНЬ КОНЧИНЫ ПАТРИАРХА ПИМЕНА

3 мая 2019г исполняется двадцать девять лет со дня блаженной кончины Святейшего Патриарха Пимена – четырнадцатого Патриарха Московского и всея Руси...

#inelisaveta #mon_sofia #православие #патриархпимен 

СТИХИ ПАТРИАРХА ПИМЕНА

Святейший Патриарх Пимен

ДУХОВНАЯ РОДИНА

Былое пролетает вихрем предо мною
И чувства светлые рождаются в груди.
События и лица могучею стеною
Растут пред взором впереди!

О детство светлое и юность дорогая!
Вы принесли мне счастья глубину,
Не только в радости, но и страдая,
Я ощущаю в сердце тишину!

Привет вам, чудные мои воспоминания!
Привет, родные сердцу уголки!
Горячей юности желанья,
Друзей духовные полки!

Вам посвящаю эти строки,
Пусть каждый знает облик ваш
И извлекает сам уроки,
Забыв навеки злую блажь!

А облик тот, святой и добрый,
До самой смерти дорог мне,
Несет с собою дух он бодрый
И греет чувства в глубине.

Когда ж настанет час разлуки,
Душа из тела улетит,
То взявши повесть эту в руки,
Пусть каждый автора простит.

И воздохнет душою чистой
О прегрешениях моих,
Чтобы Господь стезей лучистой
В сияньи дали серебристой
Ввел в царство праведных Своих!
24.VII.49

Богоматери

Заступница усердная,
Надежда моя верная
И помощь беспримерная,
Спаси меня!

Сотри слезу горячую,
Простри любовь могучую
И жизнь мою кипучую
Избавь огня!

Я жажду утешения,
Стремлюсь искать спасения,
И слезы умиления
Мой орошают дух.

Грехов чредой окутан я,
В тенета увлекли меня,
И нет нигде просвета дня,
Страшат мой слух.

Любовь к святыне страстная,
Вся жизнь весьма прекрасная,
А совесть вот безгласная,
Упреков нет.

Забыв всех добрых дел закон,
Своей лишь воле дав разгон,
Молитв души не слышу звон,
Не светит свет.

Друзья меня оставили,
Враги же с тем поздравили
И жизнь мою ославили
Худой молвой.

Collapse )

БОГ И ПОБЕДА - ИЗ ВОЕННЫХ ДНЕЙ ПАТРИАРХА ПИМЕНА

«БАТЯ, МОЛИСЬ. КУДА НАМ ИДТИ?»

Многие священнослужители, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей Красной армии, стали танкистами, пехотинцами, артиллеристами, многие из них впоследствии были награждены боевыми орденами и медалями, отмечены благодарностями командования.

Патриарха Пимена, бывшего тогда иеромонахом, война застала в ссылке, в Средней Азии. Он отправился на фронт.
«Во время войны полк, где воевал будущий Патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, что люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?»
У иеромонаха была потаенно запрятанная икона Божией Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством — все увидели, как ожила вдруг икона, и Божия Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся.

Начав свой боевой путь заместителем командира роты, будущий Патриарх дослужился до звания майора, пока, наконец, не обнаружили, кто он такой на самом деле. За этим последовали скандал, изгнание из армии и последующее заключение.
После войны отец Пимен вернулся к пастырской деятельности, он был назначен настоятелем Благовещенского собора в Муроме»

(Иерей Александр Шестак. Подвиги русских пастырей в Великой Отечественной войне).

Отрывок из книги «Бог и победа: верующие в великих войнах за Россию»
http://zyorna.ru/catalog/books/item_97839/

#inelisaveta #mon_sofia #православие #патриархпимен 

Монахиня

Монахиня

НЕДЕЛЯ 2-Я ПО ПАСХЕ
#inelisaveta #mon_sofia #православие
Греческое слово анти значит вместо. Празднуется в ближайшую неделю после Светлой седмицы. Называется также неделя св. Фомы, Фомина неделя. В народе этот день называют еще красная горка.

Почему апостолу Фоме посвящено особое воскресение?
Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):
Вера в великое чудо Воскресения пришла ученикам не сразу. Первыми свидетелями были жены-мироносицы. Было еще темно, когда они пришли к пещере в саду Иосифа Аримафейского. Камень, которым был закрыт вход в гроб, оказался отваленным. Пока они были в недоумении, предстал перед ними Ангел и сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь (Мф. 28:5-6). Чтобы поверить, им было достаточно пустого гроба и слов Ангела. Их чутких и любящих сердец не коснулось сомнение. Когда же они побежали возвестить апостолам, Сам Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему (Мф. 28:9). Апостолы не поверили им (Мк. 16:11).

В тот же день, когда приближался вечер, Иисус открыл великую тайну Своего Воскресения еще двум ученикам (апостолам из 70-ти – Луке и Клеопе), шедшим в Еммаус, отстоявший на 60 стадий (11,5 км) от Иерусалима. Для их веры в Воскресение своего Учителя Иисус привел из Писания все мессианские пророчества (Лк. 24:27). Однако полностью они поверили только после таинства Евхаристии: И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них (Лк. 24:30-31). Лука и Клеопа в тот же день вернулись в Иерусалим и рассказали апостолам, но те не поверили, как и женам-мироносицам. Поздно вечером Иисус явился апостолам, которые собрались при запертых дверях, опасаясь иудеев. Спаситель прошел затворенными дверями. В этом проявилась особенность преображенного по Воскресении тела Господа. Оно не подчинялось законам физического мира. Иисус мог пройти сквозь вещественные предметы. Учеников охватило смущение, потому что они подумали, что видят дух. Он показал им руки и ноги и ребра Свои (Ин. 20:20). Это было важно не только для того, чтобы убедить их, что Он явился к ним телесно, но для того, чтобы победить их неверие. Господь дает им осязать руки, ноги и ребра. Раны от гвоздей на них убедили их, что это то же самое тело, которое было распято на Кресте.

Событие, которому посвящена Антипасха, было в восьмой день по Воскресении. Апостол Фома отсутствовал при первом явлении Спасителя ученикам. По-видимому, его не было в городе. Апостолы, которых встретил Фома, с радостью возвестили о Воскресении Учителя. Можно предположить, что они рассказали и о том, что Иисус дал им осязать руки, ноги и ребра. Поэтому понятно его желание: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю (Ин. 20:25). Неверие апостола Фомы не имеет ничего общего с той затвердевшей невосприимчивостью к чуду Воскресения, которое мы видим у иудейских вождей. Это было вполне естественное желание утвердить веру на явных и очевидных свидетельствах. Воскресший Иисус в восьмой день обновил для апостолов Свое явление, представ перед ними в горнице, двери которой были затворены. На сомнение апостола Фомы Спаситель отвечает его же словами, точно повторяя требование, которое высказывал сам Фома. Это не могло не поразить сомневающегося ученика: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои (Ин. 20:27). Именно поэтому, наверно, Фома не воспользовался приглашением Учителя осязать Его руки, ноги и ребра, а тут же поверил и исповедал Иисуса Христа как Бога: Господь мой и Бог мой! (Ин. 20:28). Люди, упорно отрицающие Божество Спасителя мира, обходят это место Евангелия.

Первая неделя по Пасхе называется неделею Новой или неделею Антипасхи (греческое слово «анти» значит «вместо»), т.е. обновление Пасхи. В этот воскресный день Своим новым явлением для всех одиннадцати апостолов Господь повторил и обновил явление, бывшее в первый день по Воскресении. Но так как обновление явления Спасителя было особенно ради апостола Фомы, то восьмой день по Пасхе называется неделею св. Фомы. Непосредственно следуя за Пасхальной седмицей, она завершает наиболее торжественную часть величайшего праздника. Поэтому иногда Фомино воскресение называют восьмым днем Пасхи. Святитель Григорий Богослов пишет: «Древен и с доброю целью установлен закон чтить день обновления, или лучше сказать, с днем обновления чтить новые благодения. Но разве не обновления день был и первый Воскресный день, последовавший за священною и светоносною ночью? Для чего же даешь сие наименование нынешнему дню? То был день спасения, а этот день воспоминания спасения» (Слово 44-е в неделю Новую).

Posted by Монахиня София on 4 май 2019, 19:35

from Facebook

НЕДЕЛЯ 2-Я ПО ПАСХЕ, «АНТИПАСХА». АПОСТОЛА ФОМЫ

Греческое слово анти значит вместо. Празднуется в ближайшую неделю после Светлой седмицы. Называется также неделя св. Фомы, Фомина неделя. В народе этот день называют еще красная горка.

Collapse )