June 26th, 2016

Как провести ПЕТРОВ ПОСТ ? ПЕТРОВ ПОСТ в 2016 году 27 июня – 11 июля

Протоиерей Игорь Пчелинцев

Петров пост в 2016 году 27 июня – 11 июля

Наступает Петров пост, по-другому его еще называют пост апостольский.  Мы знаем, что он заканчивается праздником святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Мы знаем, что это пост летний, не такой строгий, как Великий или Успенский, что в это время уже появляются первые свежие овощи, поэтому этот пост в целом легкий. Но, к сожалению, для многих православных христиан этим и заканчиваются смыслы Петрова поста.

Попоститься — вот отгуляли Пятидесятницу, наелись скоромного, можно теперь и поговеть. Надо причаститься, поисповедоваться, ну как положено в посты. А для некоторых как и нет этого поста, ну, говорят — «не Великий же пост, нам некогда (нет сил, времени etc.) поститься  «все время».

Думается, что было бы гораздо логичнее посвятить время этого поста осмыслению апостольства в Церкви.  Даже так — посвятить деятельному осмыслению.

Прошу понять меня правильно. Было бы слишком дерзновенно взять на себя без благословения апостольское звание, равноапостольных святых не так много в Месяцеслове. Но, тем не менее, каждый христианин все равно должен быть служителем Слова Божия. Слово Христово, сказанное апостолам при Вознесении: Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф.28:19,20) – определило главную апостольскую задачу.

Бог послал Святого Духа апостолам, чтобы они несли весть о воскресении во все концы мира. Через апостолов это послушание установилось в церковной иерархии — у епископов и священников. Епископ и священник, живущий во Христе, старающийся это делать может искренне повторить за Апостолом: «Ибо, если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!» (1Кор.9:16); Но это не слагает с мирян обязанности иметь послушание благовестия. Особенно у православных христиан. И очень хорошо, если проверить свои силы мы сможем в течение поста, который в Церкви назван Апостольским.

Я бы выделил в этой задаче два основных направления — апостольство внутреннее и апостольство внешнее (прошу не судить категорично за терминологию — слова могут быть и другие, если кто-то усматривает здесь некий «протестантский налет»).

Внутреннее — для большинства церковных и еще только ищущих своего пути и места в Церкви людей — наверное, самое важное. Донести Благую Весть о Воскресении Христовом, о покаянии и преображении человека Духом Святым прежде всего до своего сердца и ума.  Внутренне, со смирением принять то, что дает человеку ищущему Бога Церковь. Научиться простым вещам (на первый взгляд простым, но и несложным при том) — просто верить, довериться Богу и Его Слову, верить Церкви как матери, просто молиться, как я говорю своим студентам: «Без заламывания рук и закатывания глаз» (образно конечно — просто,  значит — разумно и без психического надлома).

Есть красивое выражение: «Пост и молитва – это два крыла, которые поднимают христианина в Царство Небесное». Что ж, если это так, и если молитва должна быть проста и разумна, то и пост должен быть прост и разумен. Мы уже обсуждали это во время Великого поста. Пост должен быть по силам и без молекулярно-ингредиентого подхода.  Ради Христа. Ради преображения Духом Божиим нашего истлевшего или истлевающего естества.

Наша внутренняя убежденность в правоте Слова Божия вместе с покаянием и жизнью в Церкви должна дать нам самое творческое основание для нашего апостольства — мир сердечный, иное, по сравнению с миром суетным отношение к Богу, Церкви, человеку и себе самому. Мир, любовь, прощение, сострадание, сочувствие, боль сердечная о неправде и несправедливости — противоположные ненависти и равнодушию качества души-христианки.

Мы должны дать Богу привить эти добрые вещи к ветвям нашей личности. Прирастить нас к Себе Самому, Он — лоза, мы – ветви. И без Него не можем творить ничего. Все в Боге и обретает свою ценность, в том числе и благовествование. Самое приличное занятие в пост.

И очень важно апостольство внешнее, потому что, как христиане, мы ответственны и за других, за ближних, далеких, за весь мир. Даже если кажется, что ну никак не может хватить сил нашей души на самого себя,  куда уж до целого мира!

У одного человека никогда не достанет сил спасти мир — он может только сотрудничать Богу, содействовать исполнению Его воли в мире — чтобы все познали Истину и спаслись …Но наставляйте друг друга каждый день,.. чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом» (Евр.3:12-13).

Во времена «дикого рынка» и навязчивого маркетинга мы научились бояться тех, кто обещает нам что-то хорошее. В таком контексте, евангельское слово «благовествовать» может испугать человека. Мы по душевной робости боимся предлагать нашу веру другим, как если бы речь шла о товаре. Мы имеем чувство уважения к окружающим и не желаем, чтобы о нас подумали, что мы навязываем свою точку зрения или пытаемся в чем-то «самом верном и правильном стопроцентно убедить». Особенно, если речь идет о такой личной теме для разговора, как доверие Богу.

Для христиан, возвещать Благую Весть воскресения не значит говорить об учении, наборе параграфов и пунктов, который следует выучить наизусть. Благовествовать – значит, в первую очередь, свидетельствовать о внутреннем преображении человеческого существа. Господь Иисус Христос возвращал каждому человеку его ценность и достоинство с бесконечным уважением.  Благовествовать – не только значит говорить с кем-то об Иисусе или о Православии как таковом, а, намного глубже, привлечь внимание человека к тому, насколько он ценен для Бога. Так об этом говорили и святые отцы и многие подвижники, знающие о действии благодати Святого Духа в человеке.

Но наше внешнее свидетельство о Христе и Церкви может проистекать только из последствий внутреннего апостольства, усвоения себе через законные церковные средства — пост, молитву, милостыню, Таинства (сколько уже говорилось об этом!) жизни во Христе. Иначе наши слова не будут иметь духовной силы. Они и нам самим ничего не скажут.

Я недавно нашел  очень светлое христианское рассуждение, мне показалось, что оно очень подходит к нашему разговору о внутреннем и внешнем апостольстве каждого христианина. Поэтому вместо традиционой притчи, я хотел бы завершить заметку о Петровом посте такими словами, исполненными любви Христовой:

1. Люди бывают неразумны, нелогичны и эгоистичны – все равно прощайте их.
2. Если вы проявили доброту, а люди обвинили вас в тайных личных побуждениях – все равно проявляйте доброту.
3. Если вы добились успеха, то у вас может появиться множество мнимых друзей и настоящих врагов – все равно добивайтесь успеха.
4. Если вы честны и откровенны, то люди могут вас обманывать – все равно будьте честны и откровенны.
5. То, что вы строили годами, может быть разрушено в одночасье – все равно продолжайте строить.
6. Если вы обрели счастье, то вам могут завидовать – все равно будьте счастливы.
7. Добро, которое вы сотворили сегодня, люди позабудут завтра – все равно творите добро.
8. Делитесь с людьми самым лучшим из того, что у вас есть, и им этого никогда не будет достаточно – все равно продолжайте делиться с ними самым лучшим. В конце концов, вы убедитесь, что все это было между Богом и вами и никогда не было между вами и ними.
9. Неважно, кто и что говорит о вас – принимайте все с улыбкой и продолжайте делать свое дело.
10. Молитесь вместе и пребывайте в единстве.


promo mon_sofia august 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

СВЕТЛОЕ РАССУЖДЕНИЕ

Протоиерей Игорь Пчелинцев: Паломничество – это молитва, а не коллекционирование «духовных» впечатлений
Протоиерей Игорь Пчелинцев
...Я недавно нашел очень светлое христианское рассуждение, мне показалось, что оно очень подходит к нашему разговору о внутреннем и внешнем апостольстве каждого христианина...

1. Люди бывают неразумны, нелогичны и эгоистичны – все равно прощайте их.
2. Если вы проявили доброту, а люди обвинили вас в тайных личных побуждениях – все равно проявляйте доброту.
3. Если вы добились успеха, то у вас может появиться множество мнимых друзей и настоящих врагов – все равно добивайтесь успеха.
4. Если вы честны и откровенны, то люди могут вас обманывать – все равно будьте честны и откровенны.
5. То, что вы строили годами, может быть разрушено в одночасье – все равно продолжайте строить.
6. Если вы обрели счастье, то вам могут завидовать – все равно будьте счастливы.
7. Добро, которое вы сотворили сегодня, люди позабудут завтра – все равно творите добро.
8. Делитесь с людьми самым лучшим из того, что у вас есть, и им этого никогда не будет достаточно – все равно продолжайте делиться с ними самым лучшим. В конце концов, вы убедитесь, что все это было между Богом и вами и никогда не было между вами и ними.
9. Неважно, кто и что говорит о вас – принимайте все с улыбкой и продолжайте делать свое дело.
10. Молитесь вместе и пребывайте в единстве.

КОГДА ПОСТИТЬСЯ ЛЕГКО, А МОЛИТЬСЯ ТРУДНО

Игумен Нектарий (Морозов)

Что самое сложное в Петров пост? Размышляет игумен Нектарий (Морозов).


Петровский пост и сам по себе самый легкий. Да и вообще летом, особенно в жару, поститься просто: аппетита нет, есть особенно не хочется, разве что пить…

И все же, как и обычно, после воскресной литургии подходят прихожане и просят благословения на пост. И, соответственно, на какие-то посильные труды и подвиги. Посильные — чаще всего значит весьма скромные.

У нас в храме, к примеру, к числу таковых можно отнести чтение постами Псалтири по «двадцаткам». Собирается двадцать человек —  по числу кафизм, составляется список, закрепляющий очередность, и каждый день таким образом совместными усилиями прочитывается вся Псалтирь. Естественно, что тот, кто читал в первый день первую кафизму, на второй читает вторую и так далее. При этом каждый из чтецов заранее отдает имена своих близких, живых и усопших, и они поминаются всеми молящимися.

А накануне поста, в воскресный день, как правило, мы собираемся и служим молебен перед началом чтения Псалтири — обычный, тот, что полагается совершать, приступая к любому доброму делу. Вот и на этот раз служили, причем все три двадцатки почти в полном составе пришли. И когда повернулся я говорить отпуст и увидел лица людей, которых хорошо знаю уже многие годы, то вдруг подумал: поститься-то летом и правда легко. А вот молиться…

Я уже не говорю, что многими лето и в церковном отношении воспринимается как каникулярный период, почему после Троицы и редеют зачастую так ряды прихожан. Но и не разъехавшиеся, не спрятавшиеся от жары по домам, несвободны от искушения вместо «подвигов» сбежать на речку, в лес или еще куда. И ничего бы страшного, конечно, если б не «вместо» на самом деле.

Жара вообще не лучшим образом действует на нас. Утомляет, рассеивает, делает неповоротливыми и ленивыми, трудно соображающими и притом раздражительными. И если обычно не всегда бывает просто поднять и поставить себя на молитву, то уж в жару-то тем паче. И если обычно собраться и помолиться внимательно не каждый раз удается, то уж летом-то…

А тут — Псалтирь читать вкупе с длинной чередой имен людей, из которых некоторые знакомые, а некоторые совсем не известные. И без упущений! Ведь если свою кафизму не прочел, то получается, всех подвел, слабым, ненадежным звеном оказался.

И чего-то мне жалко стало предстоявших и молившихся — и тех, кто помоложе, и тех, кто постарше.

И вспомнился эпизод, один из многих подобных, которым не смог с ними не поделиться. Эпизод — как иллюстрация того, как важна бывает даже та молитва, в которой внимания, чувства нет, а только лишь воля, произволение наше присутствует.

Позвонила мне как-то одна добрая знакомая — врач, не раз помогавшая мне в каких-то моих бедах, со слабым здоровьем связанных. А тут она сама занемогла, причем всерьез, и попросила послужить о ее здравии молебен. Я, как мог, успокоил ее и собрался уже идти служить, да задержался ненадолго… Чувствую — и мне что-то нехорошо, и ночью почти не спал, и мысли от усталости путаются. Ну какая, думаю, от молитвы моей сейчас польза! Я и молиться-то не могу!

Но стыдно стало, и решил: пойду и послужу просто потому, что обещал, чтобы не обмануть.

Пошел, отслужил, едва понимая сам, что читал и что пел. Вернулся к себе, и тут же телефон звонит — та самая знакомая, врач. Ей вдруг лучше стало — и физически, и, что еще важней, душевно. Страх, который ее измучил, отступил.

Конечно, это не единственный пример такого рода «совпадений», которые мы постоянно замечаем в своей жизни, пока молимся, и которых, как сказал когда-то покойный епископ Василий (Родзянко), не бывает, когда молиться перестаем. Но мне почему-то именно он особенно запомнился. Возможно, потому, что на этот раз молитву особенно трудно молитвой было назвать.

Точно это так: когда мы стоим в нерешительности перед иконами и раздумываем, взять ли молитвослов в руки, открыть ли его, начать ли — читать хотя бы, то многое решается в этот момент: и в жизни близких наших, и в нашей собственной.

Порой именно молитва наша, такая немощная, такая рассеянная, становится для Господа, по слову святителя Феофана, поводом для милости — столь необходимой. А порой именно ее-то и недостает. И иногда это все становится совершенно, отчетливо ясно, свидетельствуется самой жизнью и чувством сердца. Иногда же (чаще, разумеется) остается сокрытым от нас, чтобы открыться после — когда вообще все откроется.

…Сказал я обо всем этом «трем двадцаткам» и увидел, как лица оживились и глаза загорелись. И порадовался: подумалось в тот момент, что живости и горения этих на коротенький Петровский пост должно хватить. А по их молитвам, может, и мне самому хватит. Опыт — такая ведь вещь: и очевиден он, и забывается почему-то. А воззовешь его из памяти, поделишься с кем то, глядишь, и тебе польза будет.


СЕГОДНЯ - ВСЕХ СВЯТЫХ


Икона Всех святых XVIв. Афон


Тропарь всех святых
глас 4
Иже во всем мире мученик Твоих,/ яко багряницею и виссом,/ кровьми Церковь Твоя украсившися,/ теми вопиет Ти, Христе Боже:/ людем Твоим щедроты Твоя низпосли,/ мир жительству Твоему даруй// и душам нашим велию милость.
Кондак всех святых
глас 8
Яко начатки естества, Насадителю твари,/ вселенная приносит Ти, Господи, богоносныя мученики,/ тех молитвами в мире глубоце// Церковь Твою, жительство Твое Богородицею соблюди, Многомилостиве.