May 4th, 2016

БОГ И ПОБЕДА - ИЗ ВОЕННЫХ ДНЕЙ ПАТРИАРХА ПИМЕНА

«БАТЯ, МОЛИСЬ. КУДА НАМ ИДТИ?»



Многие священнослужители, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей Красной армии, стали танкистами, пехотинцами, артиллеристами, многие из них впоследствии были награждены боевыми орденами и медалями, отмечены благодарностями командования.

Патриарха Пимена, бывшего тогда иеромонахом, война застала в ссылке, в Средней Азии. Он отправился на фронт.
«Во время войны полк, где воевал будущий Патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, что люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?»
У иеромонаха была потаенно запрятанная икона Божией Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством — все увидели, как ожила вдруг икона, и Божия Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся.

Начав свой боевой путь заместителем командира роты, будущий Патриарх дослужился до звания майора, пока, наконец, не обнаружили, кто он такой на самом деле. За этим последовали скандал, изгнание из армии и последующее заключение.
После войны отец Пимен вернулся к пастырской деятельности, он был назначен настоятелем Благовещенского собора в Муроме»

(Иерей Александр Шестак. Подвиги русских пастырей в Великой Отечественной войне).

Отрывок из книги «Бог и победа: верующие в великих войнах за Россию»
http://zyorna.ru/catalog/books/item_97839/
promo mon_sofia august 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

ПРАВЕДНЫЙ ФЕОДОР САНАКСАРСКИЙ И ДРУГИЕ СВЯТЫЕ ПРЕОБРАЖЕНЦЫ Олег Хлестов

21 апреля / 4 мая Церковь чтит память праведного Феодора Санаксарского. Прежде чем встать на путь духовной брани, Иван Ушаков – таково мирское имя подвижника – восемь лет служил в лейб-гвардии Преображенском полку. В историю России этот полк вписал немало страниц – и героических, и драматических, а летопись самого полка немыслима без имен тех Преображенцев, которых Русская Православная Церковь прославила в лике святых.


Св. Феодор Санаксарский

Три года назад, 9 апреля 2013 года, указом Президента России был восстановлен Преображенский полк. Этой весной годовщина возрождения славного русского полка почти совпала с Пасхой. И в этой связи хотелось бы затронуть тему, имеющую непосредственное отношение как к Преображенскому полку, так и к Православию.

На протяжении всей своей истории Преображенский полк был кузницей кадров для военной и гражданской службы, а одного упоминания имен Г.Р. Державина, Н.М. Карамзина, М.П. Мусоргского и великого князя К.К. Романова (К.Р.) достаточно, чтобы понять вклад полка в культурную сокровищницу России.

При этом неисследованным остается то обстоятельство, что в полку проходили действительную воинскую службу несколько русских святых. Даже в их житиях информация об этом порой скрыта – дается лишь расплывчатое указание на службу в гвардии. Написанные до революции или за рубежом истории полка также не содержат каких-либо данных на этот счет. И причина вовсе не в равнодушии исследователей к интересующему нас вопросу, а в том, что только в наше время, в конце ХХ – начале XXI века, Русская Православная Церковь прославила целый ряд Преображенцев в лике святых.

Так, в 2004 году[1] Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был прославлен преподобный Феодор Санаксарский (1718–1791)[2], в миру Иван Игнатьевич Ушаков, прослуживший в лейб-гвардии Преображенском полку долгие восемь лет – с 1735 по 1743 год.

Выходец из древнего рода, службу в полку он начал солдатом бомбардирской роты, а после дворцового переворота, совершенного в 1740 году с помощью Преображенского полка, в числе прочих Преображенцев был пожалован новой правительницей России Елизаветой Петровной званием сержанта.

Весной-летом 1743 года Ушаков отправился на побывку домой, но, отъехав немного от Санкт-Петербурга, отпустил своего слугу с лошадьми обратно, а сам, переодевшись в заранее запасенную нищенскую одежду, отправился на север, стремясь к пустынножительству в поморских лесах. Как пишет житие святого Феодора, толчком к такому поступку стала случившаяся незадолго до этого внезапная смерть во время пира одного из молодых офицеров гвардии.

После нескольких лет скитаний он был пойман сыскной командой, преследовавшей живущих по лесам, и как сержант гвардии отправлен для личного представления императрице Елизавете Петровне. Императрица простила Ушакова и предложила вернуться обратно в полк («Зачем ты тайно ушел из моего полка?»). Ушаков же отказался, попросив позволить ему стать монахом. Елизавета Петровна исполнила его просьбу, и в 1747 году (по другим данным – в 1748 году) в Александро-Невской Лавре он был пострижен в монахи с именем Феодор. Слава о «необыкновенном монахе» (как его называл наследник престола Петр Федорович – будущий Петр III) распространилась по Петербургу, и к нему за советом и наставлением стало обращаться всё большее число людей, в том числе и однополчан. В 1759 году после ряда злоключений он переселился в Санаксарскую пустынь.

Уже в царствование Екатерины II, немало потрудившейся на ниве уничтожения монашества в России, хлопотами отца Феодора Санаксарская пустынь не только была сохранена, но и наименована монастырем. В 1763 году было получено согласие императрицы на пострижение 12 учеников отца Феодора из отставных гвардейцев (из Преображенского и Измайловского полков). Впоследствии штат обители увеличивался в основном за счет отставных военных.

Для спасения обители отец Феодор ходатайствовал перед своим однополчанином графом А.Г. Орловым-Чесменским, братом всесильного фаворита Екатерины II Г.Г. Орлова. Впоследствии по прошению графа А.Г. Орлова-Чесменского императрица выделила значительные средства и на строительство новой каменной церкви в монастыре. Основными жертвователями на всё время строительства оставались петербуржцы, особенно военные, считавшие Санаксар «своим» монастырем.


Св. Феодор Ушаков

В Преображенском полку служили и трое братьев отца Феодора – Сила (с 1724 г.), Федор (c 1727 г.) и Алексей (с 1736 г.). Сын Федора – великий русский флотоводец Федор Федорович Ушаков – был также прославлен в 2004 году Русской Православной Церковью в лике святых как праведный воин Феодор Ушаков. Мощи святого воина Феодора почивают рядом с мощами его дяди святого Феодора Санаксарского в Санаксарском монастыре.


Св. Зосима Верховский

В самом начале 1784 года в лейб-гвардии Преображенский полк был определен каптенармусом Захария Васильевич Верховский (1768–1833)[3]. Как и отец Феодор, Захария был третьим братом, поступившим на службу в Преображенский полк, – в полку с 1776 года уже служили два его старших брата – Филипп и Илья.

Братья Верховские происходили из старинного польского шляхетского рода. Их предки приняли Православие и поступили на службу к русскому царю после отвоевания Смоленска у Польши в царствование Алексея Михайловича.

Дослужившись до звания капитана, в 1787 году из полка уволился Илья, а годом позже – Филипп.

Захария же в 1787 году получил звание сержанта и, взяв на год отпуск, уехал в имение. Однако на службу он больше уже не вернулся. Получив в 1789 году полное увольнение в звании поручика, Захария, как и отец Феодор Санаксарский на полвека раньше, ушел в лес отшельником, оттуда перешел в Коневецкий монастырь, где в 1790/1791 году был пострижен в монахи с именем Зосима.

В житии отца Зосимы говорится, что его духовный путь был предопределен до его рождения: его отцу во время молитвы было возвещено о том, что у него родится сын, которого надо будет учить лишь Закону Божию. И тем не менее, несмотря на то, что с детства Захария был предрасположен именно к монашеству, он был записан в гвардию и смог уйти в монастырь лишь по смерти своих родителей.

Впоследствии он много странствовал по России, жил в Сибири, основал два монастыря. Он оказал большое духовное влияние на монашество, в том числе благодаря своим духовным сочинениям. В середине XIX века его имя называлось среди великих подвижников веры в России, а ведь его современниками были и святой Серафим Саровский, и святитель Филарет (Дроздов), и святитель Тихон Задонский, и святой Феодор Санаксарский, и такие столпы Оптиной пустыни, как святые Лев, Макарий и Моисей Оптинские.

В ряде исследований отмечается, что именно отец Зосима (Верховский) был одним из прототипов, использованных Ф.М. Достоевским для создания образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы».

Вместе со своим старшим однополчанином Иваном Ушаковым – отцом Феодором Санаксарским – отец Зосима (Верховский) был прославлен в лике преподобного тем же Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2004 году[4].

Отец Зосима был учеником и ближайшим другом преподобного Василиска Сибирского, о котором святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «В наше столетие, сколько известно писавшему это Слово, два инока сподобились зреть душу свою исшедшею из тела во время молитвы: сибирский пустынник монах Василиск, скончавшийся в 1825 году, и Никифоровской пустыни схимонах Игнатий, скончавшийся в 1852 году. <…> С ближайшими учениками первого составитель Слова удостоился сожительства и о Господе дружбы»[5]. Из последних строк можно предположить, что именно отца Зосиму имел в виду святитель Игнатий. Здесь нельзя не отметить, что дед святителя Игнатия Семен Андреевич Брянчанинов также был Преображенцем, прослужив в полку два года – с 1771 по 1772.


Св. Игнатий Брянчанинов

Почти через 100 лет после поступления в лейб-гвардии Преображенский полк Захарии Верховского Преображенцем стал выпускник Пажеского корпуса прапорщик Алексей Борисович Нейдгардт (1863–1918)[6]. В Преображенском полку служили и его отец Б.А. Нейдгардт, и брат Дмитрий, а его прапрадед А.В. Суворов был зачислен в Преображенский полк подполковником в награду за взятие Измаила.
А.Б. Нейдгардт отслужил в полку четыре года – с 1883 по 1887, после чего вышел в запас. В 1894 году он был уволен со службы в звании гвардии поручика. Вернувшись в свое имение в Нижегородской губернии, долгое время занимался хозяйственной деятельностью, а затем был избран Нижегородским губернским предводителем дворянства (с 1897 по 1917 гг.). В 1906 году он избирается членом Государственного Совета от Нижегородского губернского земского собрания. Нейдгардт активно поддерживал политику П.А. Столыпина, женой которого была сестра Нейдгардта Ольга (вторая его сестра была замужем за министром иностранных дел С.Д. Сазоновым).


Алексей Борисович Нейдгардт

А.Б. Нейдгардт был щедрым благотворителем, жертвуя на постройку церквей в Нижегородской губернии, был попечителем нескольких приютов и учебных заведений. В 1914 году он был назначен ктитором Феодоровского собора, построенного в память 300-летия царствования Дома Романовых.

После революции А.Б. Нейдгардт вернулся в Нижегородскую область. 7 июня 1918 года Алексей Нейдгардт был одним из тех, кто не побоялся подписать воззвание к пастве с призывом протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями и обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности. В ночь с 6 на 7 ноября 1918 года, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, Алексей Нейдгардт вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и протоиереем Алексием Порфирьевым был расстрелян. В 2000 году мученик Алексий был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Красный террор, жертвой которого пал в том числе и А.Б. Нейдгардт, начался с убийства царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Двое из злодейски убиенных в ту ночь были Преображенцами – император Николай II и его сын Алексей.


Св. страстотерпец Николай II в форме лейб-гвардии Преображенского Его Величества полка

Из всех российских самодержцев именно Николай II был наиболее тесно связан с Преображенским полком. В состав полка он был зачислен с рождения (6 мая 1868 г.). 12 декабря 1877 года в возрасте 9 лет он впервые встал в строй полка ассистентом у знамени. В полку он проходил строевую службу: летом 1887 года – младшим офицером роты Его Императорского Величества, летом 1888 года – командиром роты Его Императорского Величества. Наконец 1 января 1893 года он был назначен командиром 1-го батальона – звание, которое он сохранил до конца своего царствования. С этого момента и до рокового марта 1917 года Николай II оставался Августейшим Шефом Преображенского полка.

Именно в звании командира 1-го батальона Преображенского полка Николай II вступил на престол после смерти своего отца в 1894 году. Из дневника великого князя Константина Константиновича Романова, в то время командира лейб-гвардии Преображенского полка: «Царя [Александра III] положили в гроб в Преображенском мундире – как я надеялся. Юный царь [Николай II] не успел даже сдать батальона. Поэтому до свидания с Ним я не назначу никого командиром 1-го батальона, которым продолжает временно командовать полковник Обухов. В летописи полка встречается впервые, что командир батальона становится царствующим Государем»[7].

На одной из встреч с офицерами полка Николай II говорил: «Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка. Следующим счастливейшим днем будет, если приведет Бог, увидеть сына моего, наследника, в рядах родного полка». Так и произошло: 30 июля 1904 года у царской семьи родился долгожданный сын – Алексей Николаевич, сразу же зачисленный в Преображенский полк.


Цесаревич Алексей Николаевич

Николай II всегда интересовался делами полка, судьбами его офицеров. Потери полка на фронтах Великой германской войны особенно тяжело переживались императором. После неудачных боев на Стоходе летом 1916 года императрица Александра Федоровна писала в одном из писем государю: «Генералы знают, что в России еще довольно людей, и не скупятся на их жизни. Но эти [Преображенцы] были так превосходно подготовлены, и всё это пошло прахом. Я знаю, как ты должен был страдать»[8].
15 декабря 1915 года Преображенский полк представился на Высочайший смотр, по окончании которого, объезжая колонну полка, государь крикнул: «Прощайте, братцы»[9]. Слова оказались пророческими – больше император Николай свой полк не видел. После февральских событий делегация офицеров Преображенского полка пыталась пробиться к царю, но это сделать не удалось.

Из протоколов допросов полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева (прадеда автора настоящей статьи) известно, что после ареста царской семьи Преображенцы собирали деньги для нее, в том числе и из полковой кассы: «Факт передачи вспоминается таким: вскоре после приезда (зимой 1918 года) Казакевич ко мне заходит и в беседе говорит с большим волнением, что “по верным данным” царская семья в ссылке голодает и т.д. и что необходимо помочь, что скоро “едет верная оказия” и надо собрать средства. Ты привез из действующего полка кое-какие офицерские деньги, поэтому из них надо выделить. Я действительно имел для раздачи недополученных долгозаемного капитала (своего рода касса взаимопомощи) и так далее, обычных при ликвидации денежных расчетов (тысяч в 5–8), я сразу достал 1000 рублей одним билетом (керенским) и дал их Казакевичу, причем в расчетную записную книжку внес: 1000 рублей для к[оманди]ра 1-го батальона, как в полку числили Николая II»[10].

В 2000 году Русская Православная Церковь прославила императора Николая II, императрицу Александру, цесаревича Алексия, великих княжон Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских.


Великий Князь Павел Александрович

Русская Православная Церковь Зарубежом прославила царскую семью еще в 1981 году. Тогда же был канонизирован и великий князь Павел Александрович, дядя Николая II, зачисленный в Преображенский полк при рождении (1860). Во время Великой германской войны он сначала командовал 1-м Гвардейским корпусом, затем был генерал-инспектором войск гвардии. В августе 1918 года он был арестован в Петрограде, а в январе 1919 года в Петропавловской крепости расстрелян вместе со своими двоюродными братьями великими князьями Дмитрием Константиновичем, Николаем Михайловичем и Георгием Михайловичем в ответ на убийство Розы Люксембург и Карла Либкнехта в Германии.
Завершая статью, хотелось бы отметить и еще несколько Преображенцев, почитаемых в народе, но не канонизированных Церковью.


Император Иоанн VI Антонович

В 1740 году на престол был возведен младенец Иоанн VI Антонович. В качестве императора он был Августейшим Шефом и полковником Преображенского полка. Спустя год несчастный Иоанн был свергнут Елизаветой Петровной (при содействии гренадерской роты Преображенского полка) и заточен в тюрьму до конца своих дней. По ряду свидетельств в заключении Иоанн много молился, строго соблюдал постные дни, хотел постричься в монахи. Незадолго до убийства Иоанна VI в Шлиссельбурге в 1764 году блаженная Ксения целыми днями горько плакала, повторяя: «Там кровь, кровь, кровь! Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь».


Император Павел I

В 1801 году в результате заговора был убит Августейший Шеф и полковник Преображенского полка император Павел I. Почти сразу после его кончины потянулись к его могиле богомольцы, верившие в его заступничество и помощь.
В заговоре против Павла I участвовал и его старший сын, ставший после смерти отца императором Александром I. Записанный в Преображенский полк после своего рождения, Александр стал Августейшим Шефом полка после восшествия на престол. Его имя прочно связано в народной памяти со старцем Федором Кузьмичом: по легенде, в 1825 году Александр I не умер в Таганроге, а стал отшельником, будучи не в силах долее терпеть душевные страдания, вызванные памятью об убиении отца. Сам старец Федор Кузьмич действительно существовал, о ранних годах его жизни ничего не известно. В 1864 году он скончался в Томске, а в 1984 году был канонизирован Русской Православной Церковью в лике праведных в составе Собора Сибирских святых.


Император Александр I


Св. Феодор Томский

Наконец, необходимо упомянуть и еще одного Преображенца – великого князя Сергея Александровича, дядю Николая II, командира полка с 1887 по 1891 год. Это был глубоко верующий человек, много жертвовавший на благотворительность, основатель Императорского Православного Палестинского общества. Под влиянием его духовного облика его супруга великая княгиня Елизавета Федоровна через шесть лет брака приняла решение перейти в Православие: «Когда я видела, каким глубоко религиозным был Сергей, я чувствовала себя отставшей от него, и чем больше я узнавала его Церковь, тем больше я чувствовала, что она приближает меня к Богу»[11].


Великий Князь Сергей Александрович

В 1905 году последовательный и жесткий сторонник монархии великий князь Сергей Александрович, тогда командующий войсками Московского округа, был убит бомбой, брошенной в него террористом.

Исследование биографий (житий) святых, вышедших из Преображенского полка, позволяет отметить интересную тенденцию.

Жизнь в полку (в высшем сословии) в XVIII веке настолько контрастирует с идеалом христианской жизни, что жаждущие глубокой духовности будущие святые вынуждены были бежать из полка, уходить в отшельничество, становиться пустынножителями – «спасаться» в прямом смысле этого слова (святые Феодор Санаксарский, Зосима (Верховский)).

Совершенно иная картина представляется на закате Российской империи. Святыми, более того – мучениками за веру и страстотерпцами становятся миряне, прожившие всю свою жизнь в богатстве, занимавшие высокие государственные должности (святые страстотерпцы Николай и Алексий, святой Алексий (Нейдгардт)).

Из этого не следует, что в XVIII веке российская элита была безбожна, а в конце XIX – начале ХХ веков праведна. Скорее даже наоборот – мгновенно сломить и преодолеть силу традиции православной жизни невозможно было даже такому буйному гению, как Петр I. И, напротив, все попытки «подморозить» Россию в конце XIX века оказались совершенно бессильными перед всё той же инерцией заданного Петром I движения в пропасть безбожия.

Однако отмеченная тенденция позволяет увидеть изменение вектора духовного развития русской элиты: в XVIII веке это стремительное обмирщение, а с середины XIX века, напротив, медленный разворот в сторону духовности, проявленный с особой силой в двух формах: взлете русской культуры во второй половине XIX века и оживлении церковной жизни в начале ХХ века (канонизация целого ряда святых, в том числе святого Серафима Саровского, рост числа монастырей, строительство церквей, работа Предсоборного присутствия по подготовке Собора, активное обсуждение религиозных вопросов).
Обратим внимание и на влияние Преображенского полка на отмеченную тенденцию. Неслучайно про Преображенский полк всегда говорилось, что он занимает совершенно особое место в истории России. Это во многом связано с тем, что полк был не просто участником, а созидателем узловых событий, которые формировали облик Российской империи и влияли на ее последующие судьбы.

Так, именно Преображенцы стояли у истоков обмирщения России, будучи той «регулярной» силой, которая, реализуя дикие планы Петра, грубо ломала старую Русь, боролась с православной верой, насаждала новые чуждые порядки. Позднее Преображенцы вершили судьбы своих властителей, свергая и возводя на российский трон тех, кто в их представлении казался легче управляемым, погружая страну в бездну беззакония, разврата и лихоимства.

Но те же Преображенцы (в частности, их 1-й батальон) в декабре 1825 году встали, по выражению императора Николая I, «железной стеной» на пути заговорщиков-декабристов, не допустив очередного дворцового переворота и создав прочный фундамент для развития государства во всех областях – и в частности в деле духовного преображения русского общества. Преображенцы были основой России в период «от Николая до Николая», а это почти целый век русской истории.
Показательно, что Российская империя пала под ударами внешних и внутренних врагов сразу после того, как костяк Преображенского полка был перемолот в жерновах Великой германской войны.

95 лет Преображенского полка не существовало. После лихолетья ХХ века Россия стремительно воссоздается. Она готова явить миру и истории свой какой-то совершенно другой облик, одинаково отличающийся и от Советского Союза, и от Российской империи, и от московской Руси. В этой новой России есть место и святым Преображенцам, и Преображенскому полку, и роте почетного караула[12], выносящей Знамя Победы в священный день 9 мая.

Рождается новая Россия, в которой материальное не противостоит духовному, временное не отрицает вечного, а будущее не перечеркивает прошлого.

И осторожно перебирая камни, которые необходимо заложить в основание строящегося здания, мы должны с особым вниманием отнестись к более чем 200-летней истории лейб-гвардии Преображенского полка, раскрывающей перед нами и путь преображения отдельного человека, и путь преображения общества.

Олег Хлестов, правнук полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева

4 мая 2015 г

[1] В 1999 г. были обретены мощи преподобного старца Феодора, и в том же году он был прославлен как местночтимый святой Саранской епархии.

[2] По сведениям с сайта http://prepodobnii.org/feodor1g.html.

[3] См.: Зосима (Верховский), преподобный. Творения. Изд-во Свято-Троицкой Сергиевской Лавры, 2006.

[4] В 1999 г. отец Зосима был прославлен как местночтимый святой Московской епархии.

[5] Игнатий (Брянчанинов), святитель. Слово о смерти // Игнатий (Брянчанинов), святитель. Аскетические опыты. Т. 2. Ч. 2. М., 2004. С. 718.

[6] См.: Смирнов Станислав. Жизнь и смерть Алексия Нейдгарта // http://ruskline.ru/analitika/2013/02/09/zhizn_i_smert_aleksiya_nejdgarta/; http://nizkray.ru.

[7] Император Николай II. Тайны Российского Императорского двора / Сост. В. Хрусталев. М., 2013. С. 177.

[8] Андоленко Сергей, генерал-майор. Преображенцы в Великую и Гражданскую войны. 1914–1920 годы / Сост. А.А. Тизенгаузен и С.Б. Патрикеев. СПб., 2010. С. 205.

[9] Там же. С. 176.

[10] Протоколы допросов Д.Д. Зуева (из семейного архива Д.Д. Зуева и О.Н. Хлестова).

[11] Русская Православная Церковь. ХХ век. Изд-во Сретенского монастыря, 2008. С. 29.

[12] Рота почетного караула входит в состав 154-го отдельного комендантского полка, на основе которого был возрожден современный Преображенский полк (официальное название – 154-й отдельный комендантский Преображенский полк).

http://www.pravoslavie.ru/put/79022.htm

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РАЗГОНЯЕТ ТУЧИ В НАШЕЙ ДУШЕ Памяти святителя Николая Сербского (1881–1956)


СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ (ВЕЛИМИРОВИЧ), ЕПИСКОП ОРХИДСКИЙ И ЖИЧСКИЙ
(- 3 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ)





«Всё окружающее нас окутано тайной, проникнуть в которую человеческому разуму не под силу. Не зная об этой истине, люди блуждают по жизни, как по пустыне, не имея ориентиров и постоянно сбиваясь с пути. Потому владыка Николай, будучи тонким, подобно святому Савве Сербскому, знатоком человеческой души и евангельской истины, старался собрать в своих книгах и предложить нам для нашего спасения эти ориентиры на пути к Богу».

«Всё, что написано владыкой Николаем, написано по вдохновению Духа Святаго, каждая мысль представляет собой духовное сокровище».

Владыка Лаврентий, епископ Шабацко-Валевский

Восемнадцатого марта мы чтим память святителя Николая Сербского (Велимировича). Святитель Николай Сербский — подвижник и духовный воин, аскет, блестящий проповедник и всенародно любимый пастырь, богослов и философ, почётный доктор нескольких мировых университетов. Он был также духовным профессором, стяжавшим дар духовного рассуждения.

Однажды святителя Николая спросили, как отличить плотских людей от духовных. Святитель ответил:

«Плотские люди легко приспосабливаются к этому миру. Духовные всегда чувствуют себя в нём пришельцами и чужаками. Плотские ищут и говорят, что находят источник своего происхождения в навозной куче во дворе собственного дома. Потому, сравнивая себя с нею, испытывают гордость за свой человеческий образ. Духовные ищут и находят свои истоки высоко, над пламенем звёздным, в непостижимом разуму и в неизреченной чистоте, и потому смиряются и скорбят, видя, как далеко они уклонились от образа Божия».


Владыка говорил: «Духовная жизнь и есть настоящая жизнь. Всё остальное прах». Он замечал также: «Из праха сердце твоё, из праха и бумага, на которой написано Евангелие. Но Дух Святой Животворящий писал по этому праху. Потому одно письмо адресовано другому, первое раскрывает второе, второе объясняет первое».

В книгах самого святителя также дышит Дух Святой Животворящий, они несут нам свет Божественной благодати. Современники называли святителя Николая Сербского новым Златоустом, а сборник «Молитвы на озере» — второй Псалтирью.

Несколько историй святителя Николая Сербского

Святитель Николай СербскийСвятитель Николай Сербский
В своей книге «Чудеса Божии» Владыка рассказывал о чудесном действии Промысла Божия и Его знаках:

«Однажды священник Марк из Прилепа пошёл к своим родственникам в село, а матушка с малым ребенком осталась дома. И вот ночью слышит она голос: “Вставай! Дитя твое задохнётся!” Голос этот пробудил попадью, и она встала. Однако сразу же и забыла об услышанном предупреждении. Но услышала вновь тот же голос: “Вставай! Дитя твое задохнётся!” Она снова проснулась и встала. На сей раз в недоумении отвернула одеяльце, которым был укрыт ребенок и ужаснулась! Младенец каким‑то образом втянул в ротик угол своей подушки, заполнив им ротовую полость до отказа, а при этом ещё и носик зажал, так что невозможно было дышать. Ещё пару мгновений, и ребенок бы задохнулся. Но Всевидящий, вечно бодрствуя, обнаружил, что младенец в опасности, и голосом подал знак матери. Мать назавтра пошла в храм Пресвятой Богородицы, чтобы возжечь лампадку».

Ещё Владыка передавал рассказ Драгомира Алексича из Кралева:

«Когда мне было три года, я тяжело заболел. А матери моей приснилось, что кто-то ей сказал: “Отнеси ребенка в монастырь Жича и когда войдёшь в притвор с западной стороны, увидишь там росу. Покропи ребенка, и он выздоровеет”. Мать же приснившееся забыла. Но через некоторое время явился ей во сне тот же человек опять и ещё раз повторил свой наказ. Мать моя снова не восприняла это всерьез. Тогда тот человек явился во сне третий раз, причем стал укорять её и даже замахнулся посохом. Мать испугалась и отнесла меня в Жичскую обитель, нашла там возле западных дверей справа росу, покропила ею меня и попросила духовника, чтобы прочитал надо мною молитву. Пока духовник читал, я заснул и пропотел. А когда проснулся, был здоров».

Передавал Владыка также рассказ старушки Лены Янич о том, как она получила истинное откровение с того света:

«Во время австрийской оккупации она с младшими сыновьями жила в Белграде. Много страдала, но постоянно Богу молилась. Однажды она потеряла свои дорогие украшения, которые сберегала на самый крайний случай — продать, чтобы дети с голода не умерли. Но вскоре получила ещё намного более сильный удар. Пришло известие, что на фронте погиб её сын Мика. В скорби она увидела во сне своего покойного мужа Любо. Муж сказал, что украшения не потеряны, но находятся под вещами в сундуке. Тогда жена сообщила о ещё большей печали: “Разве ты не знаешь, что погиб наш сын Мика?” На это муж ей ответил: “Неправда, Мика жив”. Проснувшись, женщина осмотрела указанный мужем сундук и действительно там нашла свои украшения. А когда закончилась война, её сын Мика вернулся в Белград живой и невредимый».

Записал Владыка рассказ брата Б. Ч. из Врняца:

«Врач когда-то сказал, что у меня начальная стадия чахотки. А шесть лет спустя — что жить мне осталось не более трех месяцев. Тогда я и в церковь не ходил, не знал ни Бога ни Евангелия. Началась война. В концлагере, где я был на правах раба, оказался человек, который читал Новый Завет. И словно Сам Бог его направил, чтобы он каждый день приглашал меня читать вместе. Тогда моя душа пробудилась, и я стал очень беспокоиться о своём спасении. Страх за душу превозмог страх за тело. Когда я увидел, что душа моя больна больше тела, я перестал лечить тело. И тогда тело начало поправляться, так что в конце концов и совсем здоровым стало. Поскольку постепенно выздоравливала душа, поправлялось и тело».

Рассказывал Святитель Николай Сербский также о чуде святого Василия Острожского:

«“Веришь ли, отче, что угодники Божии живы?” — спросил я как-то у знаменитого протоиерея–героя Иоанна Бошковича. — “А как не верить, если они мне являлись и это о себе свидетельствовали”. И протоиерей Иоанн рассказал вот что: “Однажды матушка попросила, чтобы я сходил в Острог и отнёс что‑либо в дар святому Василию. Я же почему-то смутился, даже разозлился и возразил: «Зачем что‑то нести ему? Оставь в покое мёртвые кости — пусть лежат себе в Острожской пещере! Обратись лучше к живым за помощью!» Прошёл день. А ночью в отчётливом видении мне явился святой Василий, постучал своим жезлом и сердито крикнул: “Я живой, а не мёртвый, как ты думаешь. И перестань быть неверным — стань верным!” В большом страхе вскочил я с постели, взял у матушки то, что она приготовила, и отнёс в Острог святому Василию. С тех пор я твердо верю, что угодники Божии живы, а не мертвы».

Владыка рассказывал ещё такие истории-притчи:

«Жили в арабской стране два друга. Каждый вечер собирались у очага и беседовали, сидя на маленьких трёхногих стульях. Случилось так, что один из них стал шейхом. Множество людей приходило поклониться новому властителю. Пришёл и его старый друг и был счастлив поздравить его. Но гордый шейх не захотел сразу впустить его и заставил дожидаться у ворот в течение многих дней. Наконец приказал, чтобы друга впустили. Друг скромно вошёл, а шейх ещё больше развалился на своём роскошном перламутровом троне. Всё понял его друг и нарочно стал оглядываться, как бы ища глазами шейха. Тогда шейх сердито спросил его, что он ищет. “Тебя ищу, человече, где ты? — ответил друг и добавил печально, — Пока сидел ты на малом стуле, за человеком стула не было видно, а теперь, смотри, за троном человека не найти”«.

«Один золотых дел мастер, работая в своей мастерской, непрестанно употреблял имя Божие всуе: или как клятву, или как присказку. Паломник услышал эти слова и был крайне возмущён. Он громко позвал мастера по имени, а сам спрятался. И когда мастер вышел на улицу, он обнаружил, что никого нет. Через некоторое время странник вновь зовёт его и снова делает вид, что не звал. Сильно разгневанный мастер крикнул страннику: “Искушаешь ли ты меня, странник, или шутишь, когда у меня столько работы?” Отвечает ему странник миролюбиво: “Воистину, у Бога значительно больше работы, чем у тебя, ты же всё время поминаешь Его всуе. Кто же имеет больше оснований сердиться — Бог или ты?” И с тех пор мастер держал язык за зубами».

«Тебя обкрадывали приказчики один за другим. Ты увольнял их и заменял новыми. Ты принимал на работу людей с лучшими рекомендациями, как честных и ответственных, но они оказывались мошенниками. В ваш город приехали русские монахи. Один старый монах сказал тебе: “Отныне хорошо смотри, какой мерой меришь ты своим покупателям. Давай сверх меры, всегда сверх меры! И перестанут тебя обкрадывать!” Никто тебе раньше и не намекал на то, что тебя обкрадывают из-за того, что ты сам крадёшь. Ты обвешивал покупателей, а приказчики обкрадывали тебя. Ты исполнил совет монаха. И с тех пор прекратились кражи в твоей лавке. Благословение Божие сошло на тебя. Ещё повесил ты у себя в лавке доску с надписью крупными буквами: “Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить”«.

«В одном арабском городе торговал неправедный торговец Исмаил. Каждый раз, взвешивая покупателям товар, он всегда недовешивал несколько граммов. За счет этого обмана богатство его умножилось весьма. Но дети его были больными. И чем больше он тратил на лечение детей, тем больше обманом добывал он вновь у своих покупателей. Однажды, когда Исмаил был в своей лавке, на мгновение разверзлось небо: ангелы стоят вокруг огромных весов, на которых меряют все блага, которые Бог даёт людям. Дошла очередь до семьи Исмаила, и Ангелы, подавая здоровье его детям, клали на чашу здоровья меньше, чем нужно, а вместо этого ставили гирю на весы. Разгневался Исмаил, но один из ангелов сказал: “Мы кладём твоим детям гирю, которая весит столько, сколько ты крадёшь у своих покупателей. И так творим правду Божию”. И стал Исмаил с того времени не только правильно взвешивать, но и отдавать сверх меры. А дети его выздоровели».

«Умер грешный богач, грехи которого были очевидны всем; его торжественно похоронили. Вскоре после этого гиена напала на одного пустынника и растерзала его. Некий монах зарыдал и воскликнул: “Господи, почему так, за что? Почему тот грешник в довольстве жил и с почестями похоронен, а праведник этот так горько жил и так страшно умер?” Явился ему Ангел Божий и сказал: “Тот грешник при жизни совершил одно только доброе дело, а этот пустынник совершил только один тяжкий грех. Торжественными и почётными похоронами Всевышний вознаградил злого грешника за его доброе дело, и больше нечего ему ожидать в ином мире, а лютой смертью праведника изгладился один-единственный его грех, чтобы на небесах получил он полноту радости”«.

«Один человек позарился на богатство своего соседа, пробрался к нему ночью и отсёк ему голову. Затем взял все его деньги и пошёл домой. Как только он вышел на улицу, он увидел убитого соседа. Только вместо отрубленной головы у соседа была голова убийцы. Убийца, обливаясь холодным потом, не уснул в эту страшную ночь. Но следующей ночью он опять увидел соседа перед собой со своей собственной головой на плечах. Тогда убийца взял ворованные деньги и бросил их в реку. Но и это не помогло. Убийца сдался суду, признал свою вину и был послан на каторгу. Но и это не помогло. В конце концов он умолил одного старого священника, чтобы он молился за него, грешного, Богу и разрешил причаститься. Священник ответил, что он должен покаяться прежде причастия. Тот ответил, что кается в убийстве своего соседа. “Не то, — сказал ему священник. — Ты никак не можешь понять и признать, что жизнь твоего соседа — твоя собственная жизнь. И убивая его, ты убил самого себя. Поэтому ты и видишь свою отрубленную голову на теле убитого. Тем Бог даёт тебе знак, что и твоя жизнь, и жизнь твоего соседа, и всякая жизнь человеческая вместе есть одна и та же жизнь”«.

«У дороги росла пальма, а под ней колючка. По дороге проходили путники, и колючка цепляла и царапала каждого из них. Путники сердились и ругали колючку, сожалея, что никто её не вырвет, чтобы она не вредила людям. Возгордилась колючка, подняла голову и надменно сказала пальме: “Что тебе толку от твоей высоты, если никто не сказал о тебе ни слова? Слышишь ли, только обо мне и говорят? Велика моя слава в мире, а ты ничтожество”. — “Злая слава у тебя, такая же злая, как и ты сама. А то, что говорят о тебе, хуже молчания,— ответила ей пальма.— Обо мне говорят, только когда собирают финики с моих ветвей. Ты права, редко говорят, но слова эти полны благодарности и благословения”«.

«Один праведный человек по имени Ловро оставил своё село и поселился в горах, где жил уединённо, думал лишь о Боге, молился Богу и постился. Когда он снова вернулся в село, все односельчане дивились сиянию святости Ловры. И был в том селе некто по имени Тадия, и позавидовал Тадия Ловру. И сказал он своим односельчанам, что и он может стать таким же? как Ловро. И удалился Тадия в горы, и начал свой самочинный подвиг в одиночестве. Через месяц вернулся Тадия в своё село. И когда односельчане спросили его: “Что ты делал в течение месяца?”, он сказал: “Убивал, крал, лгал, нападал на людей, хвалился, прелюбодействовал, чинил всевозможные беззакония”. — “Как же так, ведь ты был там один?” — “Да, телом я был один, но душой и сердцем был я среди людей непрестанно, и что не мог делать руками и ногами, и языком, и телом своим, всё это творил в душе и сердце своём”«.

«Жил в одном городе богатый плантатор, отличавшийся жестокостью и самодурством. И жил также старый священник, большой молитвенник. Однажды в воскресенье пришла в церковь дочь того богача. Она была непристойно одета, и старый священник за это публично сделал ей замечание. Богач из-за этого рассвирепел и стал искать способ, как отомстить священнику. Он притворился больным и велел позвать священника со Святым Причастием, а сам поставил двух дюжих мужчин, чтобы они избили священника, когда тот выйдет из дома богача. Старый священник пришёл со Святыми Дарами, вошёл в комнату, но вскоре, выйдя оттуда, сказал хозяйке и дочери: “Жаль, что вы поздно послали за мной. Очевидно, Господу Богу не было угодно, чтобы ваш муж и отец перед смертью исповедался и причастился. Я застал его уже мертвым”. Поражённые этим сообщением, мать с дочерью вбежали в комнату и увидели богача мёртвым. “Попадут в сеть свою грешники!” — говорит великий Псалмопевец. Кто другому яму копает, сам в неё попадает».

«В одном городе жил богатый купец с тремя сыновьями. Трудами своими он нажил огромное состояние и говорил: “Заботы мои лишь о том, чтобы сыновья мои были обеспечены”. Услышав это, сыновья его настолько обленились, что оставили всякий труд, а после смерти отца начали тратить накопленное состояние. Захотелось душе отца посмотреть с того света, как живут его любимые сыновья. Бог разрешил этой душе сходить в родной город. Там спросил купец о своих сыновьях, и рассказали ему, что сыновья его на каторге. И ходил по всему городу отец в скорби, обращаясь ко всем родителям: “Не оставляйте, братья, детям никакого имения. Научите их трудиться — и это оставьте им в наследство. Нет ничего опаснее и душепагубнее, чем оставить детям в наследство большое состояние. Потому что дьявол легче всего и быстрее всего уловляет людей через богатство”«.

Советы Святителя Николая Сербского

«О трёх предметах не спеши рассуждать: о Боге, пока не утвердишься в вере; о чужих грехах, пока не вспомнишь о своих; и о грядущем дне, пока не увидишь рассвета».


  • «Господь часто, очень часто закрывает от людей двери счастья призрачного, в то время как врата в истинное счастье Он всегда держит открытыми для всех, кто только пожелает войти».

  • «Своим верным Господь всегда вовремя попускает страдание. Это — голос друга, который в полночь будит спящего: пожар!»

  • «Ту пустоту, которая остаётся в душе, когда в ней нет Бога, и весь мир не может заполнить».

  • «Люди живы настолько, насколько в них живёт Бог. Ибо только Бог — жизнь. Есть живые и неживые, что зависит от меры Бога в них, меры жизни, которую они несут в себе. Со страхом говорю тебе: есть неживые люди. Хотя неискушенным они кажутся такими же живыми! “Они же существуют! Разве их нет?” — спросишь ты. Да, но и когда угасает костер, дым ещё долго витает над пепелищем».

  • «Ах, братья мои, какая трагедия в страхе человека перед огромными вершинами и бездонными глубинами! Любят они низины и мелководье. Высоты и глубины кружат им головы. Поэтому многие отрицают две вещи: Божественность Христа и существование дьявола. Они хотят равенства и простоты. Если бы люди создавали мир, они сотворили бы только ровные грядки для капусты и пригорки для пикников».

  • «Глядя на несправедливость неправедного, мы часто спрашиваем: почему Бог сразу же не поразит его ударом грома, не спасёт нас от неправды? Но при этом мы забываем спросить себя: во-первых, почему мать не убивает своё дитя, как только впервые застанет его за дурным делом? Во-вторых, почему нас — меня и тебя — Бог не поразил громом, когда увидел сделанное нами зло?»

  • «Когда зло выбросит и последнюю карту, добро будет ещё одну держать в руках».


  • «Если приблизишься к служанке как к жене, не будешь иметь ни служанки, ни жены. Если часто пьёшь за чужое здоровье, потеряешь своё. Если постоянно считаешь чужие деньги, всё меньше будет своих. Если постоянно считаешь чужие грехи, будешь множить свои».

  • «Не печалься, что Господь попустил тебе болезнь. Вспомни, что Он попускал более тяжкие болезни тем, кто лучше тебя. Представь себе кусок железа, забытый кузнецом и годами лежавший в углу кузницы. В конце концов железо станет просить кузнеца взять его в работу. Тогда кузнец быстро поднимет его, бросит в огонь и, когда оно раскалится, положит на наковальню. Будет ли железо печалиться? Так и твоя болезнь к радости, а не к печали. Ибо ты молился, чтобы Господь сделал тебя лучше. И Он, как кузнец железо, взял тебя в работу и начал закаливать и ковать. Брат, Господь взял тебя в работу! Радуйся, ржавое железо, забытое кузнецом!»

  • «Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность. Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье. Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения. И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть».

  • «Как нужно ожидать смерть? Так же, как воин перед битвой. Или как ученик, который усердно готовится к уроку, ожидая, что учитель каждую минуту может вызвать его».


  • «Многим кажется, что, будь они на другом месте, они были бы лучше. Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что бедность, учёному — учёность, невежественному — невежество, больному — болезнь, старому — старость, молодому — молодость. Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения. Представьте, если бы плохой воин оправдывался: на этом месте я буду побеждён; дайте мне другое, и я буду храбр! Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию».

  • «Зачастую мы неожиданно, в добрый час, встречаем человека, который разгоняет тучи, собравшиеся в нашей душе, невольно разрешив какую-то нашу личную проблему. Нередко случается услышать от другого человека слово, пришедшееся по душе, или сказать кому-то ободряющее слово. Или вдруг нам приходит письмо от кого-то, причем именно тогда, когда оно необходимо. Или, запутавшись в жизненных обстоятельствах, мы отчаянно пытаемся рассуждать своим малым разумом, стараясь выпутаться из безвыходного положения, как вдруг происходит нечто, что в корне меняет ситуацию. Следовательно, и неожиданная встреча, и слово, и письмо, и случай — всё это знаки, данные нам либо в наказание, либо как напоминание, вразумление, ободрение, либо как призыв к покаянию».

О жизни святителя Николая Сербского

Святитель Николай СербскийСвятитель Николай Сербский
Родился святитель в бедной многодетной крестьянской семье. О трудностях и скорбях его детства может свидетельствовать единственная деталь: из восьмерых братьев и сестёр Николая никто не дожил до взрослого возраста, и сам он болел туберкулёзом.

Мать его была глубоко верующим человеком, позднее она приняла монашеский постриг. В детстве мальчик пас овец, а позднее писал: «Когда я был пастырем овец, уже тогда я был священником Твоим».

Разносторонне одарённый, талантливый владыка Николай знал несколько иностранных языков и окончил философский факультет знаменитого Оксфорда, защитил докторат во Франции. Но был он в первую очередь духовным профессором и о карьере и человеческой славе говорил так: «Ни офицерский мундир не сделает вас храбрым, ни священническая ряса — милосердным, ни судейская тога — справедливым, ни министерское кресло — сильным, если ваша душа не изобилует ни мужеством, ни состраданием, ни праведностью, ни крепостью».

Николай Сербский учился и в России, в Санкт-Петербургской Духовной Академии, и на всю жизнь сохранил любовь к России.

Будущий владыка принял монашеский постриг по обету, данному во время тяжёлой болезни. Когда его спросила о монашестве одна девушка, которая колебалась в выборе между семейной жизнью и монашеством, Владыка ответил так: «Чадо, если колеблешься, то знай: ты скорее за брак, чем за монастырь. Монашеская жизнь для тех, кто не колеблется».

Жизнь Владыки Николая Сербского изобиловала многочисленными трудностями и скорбями. Он пережил две войны. Во времена Первой мировой войны был на боевых позициях — исповедал и причащал сербских солдат, говорил проповеди, ухаживал за ранеными. По поручению правительства Сербии выступал в церквах, университетах, колледжах, залах и собраниях Англии и Америки, разъясняя смысл борьбы своей православной Родины. Выступления его были столь блестящи, что владыку называли «третьей армией» сражающейся Сербии.

В годы Второй мировой войны Владыка пришёл к оккупантам и сказал: «Вы стреляете моих чад в Кралево. Теперь я пришёл к вам, чтобы вы убили вначале меня, а потом уже моих чад». Он пережил заключение в фашистском концентрационном лагере. Владыка говорил: «Убить праведника — значит просто отправить его назад к Богу, от Которого он и пришёл. А это, в свою очередь, значит предоставить ему неприступную позицию в бою, вооружить его непобедимым оружием и сделать тысячекратно сильнее, чем он был, когда в теле ходил по земле».
Ещё рассказывал: «Во время войны послали одного боязливого солдата в разведку. Все знали его боязливость и смеялись, когда узнали, куда посылает его старшина. Только один солдат не смеялся. Он подошёл к своему товарищу, чтобы поддержать и ободрить его. Но тот ответил ему: “Погибну я, враг совсем рядом!”— “Не бойся, брат: Господь ещё ближе”,— ответил ему добрый товарищ. И эти слова как большой колокол зазвонили в душе того солдата, и звонили до конца войны. И вот, некогда робкий солдат вернулся с войны награждённый многими орденами за храбрость. Так преобразило его благое слово: “Не бойся: Господь ещё ближе!”«.

После войны Владыке пришлось много лет провести на чужбине, в Америке. Он писал свои чудесные книги, говорил проповеди. Святитель Николай Сербский отошёл к Господу в русском монастыре святителя Тихона в Пенсильвании во время келейной молитвы. В 1991 году его святые мощи были перенесены из США в родной Лелич.

Благогласная лиро Духа Святаго, слово и любы монахов, радованье и похвало священников, учителю покаяния, предводителю богомольна воинства Христова, святый Николае Сербский и всеправославный, моли Бога о нас!



Ольга Рожнёва 18 марта 2015 г