April 10th, 2016

promo mon_sofia август 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

ПРАВИЛО СВЯТЫХ ОТЦОВ

Оригинал взят у mon_sofia в ПРАВИЛО СВЯТЫХ ОТЦОВ


Митрополит Вениамин (Федченков):
"Други мои, помните правило святых отцов: человек, три воскресенья подряд не побывавший у литургии; лишается христианского погребения. Не пропускайте этих трапез Господних, считайте потерянным тот праздничный день, в который вы не слышали Божественной литургии. Скажу притчу:
...один крестьянин имел сто пудов хлеба и променял его на лохмотья. Скажите, разумно ли он поступил? – Нет, не разумно. Как же еще более неразумно поступает тот, кто меняет Хлеб жизни Небесной на лохмотья жизни земной! Господь зовет на вечерю Тайную, а он отвечает: «На торг нужно идти, огород не убран, полоса не досеяна». Не знает он, несчастный, что зерно, которое он бросает в землю во время литургии, выйдет больным, чахлым, не принесет ему плода.
Други мои, давайте помолимся со мной: «Господи, благодарим Тебя за дар Твой, благодарим Тебя за то, что сподобляешь нас слушать литургию Божественную и вкушать Пречистое Тело Твое и Животворящую Кровь Твою. Молим Тя и о тех, которые ушли от Святой Чаши Твоей, не хотят найти утешения в Тайнах Твоих спасительных. Ты вразуми и приведи их к Себе, чтобы и они были с нами в Церкви Твоей».

художник Виктор Брегед


† 💭 10 АПРЕЛЯ : 4-я НЕДЕЛЯ (ВОСКРЕСЕНИЕ) ВЕЛИКОГО ПОСТА

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ СЛАВИТ ПРЕПОДОБНОГО ИОАННА ЛЕСТВИЧНИКА, ИГУМЕНА СИНАЙСКОГО


Пустынный житель и в телеси Ангел/ и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Иоанне,/ постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим,/ исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти./ Слава Давшему ти крепость,/ слава Венчавшему тя,// слава Действующему тобою всем исцеления.

Вера воскрыляет молитву; и без веры молитва не может возлететь на небо.
«Лествица», ст. 28, 26

ИСПОЛНЕНИЕ заповедей Божиих заповедано нам в бессмертных духовных творениях святых отцов. Некоторые их них, всей жизнью своей истинно угодившие Богу, особенно отмечены благодатию Его и воспеваемы Церковью Христовой.
В этот день Святая Церковь прославляет великого подвижника VI века, преподобного отца нашего Иоанна Лествичника, незабвенного игумена Синайской горы. Мы особо молитвенно почитаем его не только за святую, непорочную и праведную жизнь, не только за то, что он, как поется в одной из стихир, был «блажен, нечестивых всех советования низвращая». Особенно мы прославляем его за духовное богоносное наследие, оставленное в бессмертных творениях, открывающих путь восхождения в Небесное Отечество. Сегодня, почитая святого Иоанна, «на земли Ангела и на небесех человека Божия», благоукрашение мира духовного, «наслаждение благих», мы воздаем должную хвалу и поучаемся богодухновенной премудрости его, «источающей всеизобильную благодать
Божию».

«Лествица, возводящая на небо» — так именуется знаменитое душеспасительное руководство, написанное великим подвижником благочестия игуменом Синайской обители преподобным Иоанном. История этого вдохновенного труда такова. Святой Иоанн Раифский, желая получить истинное руководство в духовной жизни для себя и для братии вверенной ему обители, высоко ценя мудрость преподобного Иоанна, его беспрекословное о Господе послушание, украшенное и всеми добродетелями, обратился с просьбой о создании книги, подобной богописанным скрижалям, «в назидание новых израильтян, то есть людей, новоисшедших из мысленного Египта и из моря житейского».

На создание этого величайшего духовного произведения преподобного Иоанна Лествичника подвигало истинное послушание монашеское, ибо обращение игумена Раифского Иоанна он воспринимал не как просьбу, а как повеление духовного наставника, со страхом и любовью, как искренний послушник и «непотребный раб превосходнейшего живописца», хорошо осознавая собственное недостоинство и понимая, что «Бог воздает награду не множеству даров и трудов, но множеству усердия». В сочинении преподобного Иоанна начертан путь меры и духовной гармонии, определенный напряженным духовным деланием и памятью смертной. Иноческая жизнь, а в более углубленном смысле и жизнь христианская вообще, есть путь постепенного, непрерывного восхождения по лестнице духовного самосовершенствования. Вот уже много веков «Лествица» является настольной книгой не только для монашествующих, но и для всех верных Господу нашему Иисусу Христу.

Что же делает этот духовный труд значительным и актуальным даже для нашего непростого, суетного времени? Прежде всего, любовь к Богу и стремление приблизиться к Нему, стать достойными чадами Божиими. 30 степеней (ступеней) «Лествицы», научают нас борьбе с пороками и страстями, одинаково присущими всем людям — и инокам, и мирянам. Читая благословенное произведение преподобного Иоанна, внимая живому, чистому и полному силы слову его, мы постепенно поднимаемся по лестнице духовного совершенствования, воспитываемся в добродетелях, очищаемся от греховной нечистоты и восстанавливаем в себе образ Божий.

В этот святой Великий пост, который мы с вами по Божией милости сейчас проходим, поучения и наставления отцов Церкви особенно важны и необходимы. Грех человеческий ловко «маскируется», прячется. И как трудно каяться, как трудно возненавидеть свои прегрешения, с которыми мы срослись всем существом и зачастую просто не замечаем их. Сложно увидеть грех внутренними очами, еще труднее поставить его перед своей совестью и действительно устыдиться, испытать к нему отвращение. Святая Церковь, поддерживая и укрепляя нас на поприще поста и молитвы, предлагает нам сегодня пример для подражания — образ преподобного отца нашего Иоанна Лестничника.

Известно, что в возрасте шестнадцати лет пришел он на Синайскую гору, где в иноческой обители начал подвиг служения Господу. И, «обладая внешней мудростью, обучался небесной простоте». По прошествии девятнадцати лет Иоанн вступил на путь безмолвия и, избрав место, удобное для подвигов уединения, называемое Фола, провел сорок лет в неослабных трудах, «всегда пылая горящей ревностью и огнем Божественным». Он поднял такие труды иноческие, которые далеко не всем были под силу. Ел мало, голодом вопия к плоти своей: «Молчи, перестань!» От расслабленности и уныния восставлял душу памятью о смерти телесной, подавляя чувственные помыслы «невещественными узами святой печали». Спал лишь столько, чтобы ум не повреждался от постоянного бдения. Много молился и писал книги, и это служило ему лучшим лекарством от уныния. Сокрушался всем сердцем и обливался слезами покаяния, живя в небольшой пещере у подножия горы. И когда братия Синайской обители избрали его своим настоятелем, воспринял это решение смиренно, но через четыре года вновь ушел в уединение. Около 80 лет от роду преподобный Иоанн с молитвой и славословием отошел в мир иной. Через благословенные наставления аввы Иоанна говорил Дух Святой. «Слову Божию отверз уста свои, привлек Духа, отрыгнул слово и из благого сокровища сердца своего изнес словеса благая», — так писал в кратком житии о нем некий честный и добродетельный монах раифский Даниил.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким).



ОДНА ПОЛОВИНКА ОКНА... Марина Цветаева

Оригинал взят у mon_sofia в ОДНА ПОЛОВИНКА ОКНА... Марина Цветаева


Одна половинка Окна растворилась.
Одна половинка Души показалась.
Давай-ка откроем - и ту половинку,
И ту половинку Окна!

Марина Цветаева.

Источник: Inna Shvedova

ИОАНН ЛЕСТВИЧНИК О ПРЕДВЕДЕНИИ СМЕРТИ

Некоторые испытывают и недоумевают, почему Бог не даровал нам предведения смерти, если воспоминание о ней столь благотворно для нас? Эти люди не знают, что Бог чудным образом устраивает через это наше спасение. Ибо никто, задолго предузнавши время своей смерти, не спешил бы принять крещение, или вступить в монашество, но каждый проводил бы всю жизнь свою в беззакониях, и на самом уже исходе из сего мира приходил бы к крещению, или в покаянию; (но от долговременного навыка грех делался бы в человеке второю природою, и он оставался бы совершенно без исправления)
Прп. Иоанн Лествичник


ДОЧЬ САМУРАЯ – ЯПОНСКАЯ ИКОНОПИСИЦА

Ирина Ямасита
Ирина Ямасита

Иконописное убранство сорока православных храмов Японии можно разделить на две основные части: образы, привезенные из России из различных мастерских (Новодевичьего Воскресенского женского монастыря в Петербурге (покупка Св. Николая Японского), мастерской В.М. Пешехонова и др.) и написанные практически единственной японской художницей - иконописцем - Рин (в крещении Ириной) Ямаситой. С её именем обычно и ассоциируется японская иконопись. Творчество Рин представляет не столько художественную, сколько церковно-историческую ценность. На фоне всего богатства православной иконописи произведения Рин Ямасита не кажутся выдающимися, но уникально само явление: иконописица вышла из среды традиционно языческого народа, только-только просвещенного евангельской проповедью. О её судьбе и творчестве и поведем рассказ.

Родившись в 1857 году в небогатой самурайской семье, Рин Ямасита рано почувствовала склонность к рисованию и пятнадцатилетней девочкой отправилась в Токио учиться живописи. В то время девушки сами не могли решать свою судьбу, но Рин рано лишилась отца, характер у неё был независимый и решительный, она ушла из дома и пошла в столицу пешком. Её пытались вернуть, но в конце концов с разрешения матери, она начала заниматься традиционным японским искусством - гравюрой "укиё-э". Среди её наставников был один из последних корифеев стиля "укиё-э", именитый Кунитика Тоёхара. Однако, занятия в традиционных японских мастерских не приносили ей удовлетворения, тем более, что по сложившемуся обыкновению молодых учеников в первые годы не столько учили рисованию, сколько привлекали к работе на кухне и уборке. Рин стала заниматься европейской живописью, которая во время вестернизации страны, начавшейся после буржуазной революции Мэйдзи 1868 года, завоевывала популярность и теснила национальные школы.

В 1876 Рин победив в трудном конкурсе, поступила в Школу искусств при Технологическом колледже. В этой школе впервые в Японии было начато обучение европейской масляной живописи, преподавателем был приверженец барбизонской школы, итальянец Антонио Фонтанези, который оказал большое влияние на формирование таланта Рин. Из сохранившейся ведомости известно, что она была превосходно успевающей ученицей. В этой школе она подружилась с Масако Ямамура, горячо верующей православной девушкой, которая в свою очередь представила Рин святителю Николаю Японскому. Встреча эта оказалась судьбоносной, и в 1878 году она крестилась с именем Ирина. Одной из первых ее работ на религиозную тему был эскиз к обложке журнала «Сэйкё симпо» («Православный вестник»), который издавала православная миссия в Токио.

В 1879 году отец Николай был в России и договорился о стажировке для японки в иконописной мастерской Новодевичьего Воскресенского монастыря в Петербурге, имея в виду подругу Рин – Масако. Но та вышла замуж, и случилось так, что вместо подруги поехала Рин. Путь пролегал по морю через Индийский океан, Суэцкий канал, Средиземное море, Черное море. По дороге она посетила храм Софии в Константинополе, а в Александрии впервые надела европейское платье. Ей было 24 года, и это была первая женщина-японка, приехавшая учиться в Россию.

Икона апостола Иоанна Богослова
Икона апостола Иоанна Богослова
В марте 1881 года Рин прибыла в Петербург и поселилась в Новодевичьем монастыре. Можно себе представить, какое это было для неё испытание. Южанка, оказавшаяся в петербургском климате, не знавшая русского языка, не имевшая ни одного близкого человека, с весьма смутными представлениями о православии (в то время даже Библия не была еще переведена на японский язык), она должна была привыкать к суровому монастырскому распорядку. Вряд ли Рин сама осознавала за какой подвиг бралась, но Господь уловляет премудро. Её темпераментная, требовавшая дерзновения натура и святительское благословение сыграли свою роль, и она жила, не оглядываясь назад. Сохранился её дневник первого года пребывания в России. Хрупкая японская стажерка мужественно переносила все трудности и с интересом знакомилась с окружающим миром. В дневнике она часто повторяла одну и ту же запись: «Хочу рисовать! Хочу рисовать!», видимо, это стремление было источником сил и вдохновения для неё. Через три дня после приезда из окна Рин услышала выстрелы – 13 марта 1881 года было совершено убийство императора Александра II.

Началось обучение иконописи на липовых досках темперой с добавлением яичного желтка. Это было для Рин в новинку, так как в Японии она рисовала на бумаге, но гораздо сложнее было постижение духовных основ иконописи. Она увидела пришедшееся вскоре пасхальное торжество, увидела ревность русских православных людей. Все это отличалось от церковной жизни в Японии.

В то время традиционная иконопись на досках, «греческая живопись» (как называла её Рин в дневнике) отстаивала себя в борьбе с распространившейся манерой письма маслом, пришедшей из западноевропейской живописи («итальянской живописью»). Наряду с явным подражанием католической живописи, почитанием рафаэлевских мадонн, начинается поиск и стремление к византийскому и древнерусскому письму. Это было частью более широкого исторического процесса, связанного с ростом национального самосознания в России после долгого засилья иностранщины. Рин Ямасита оказалась вовлеченной в эти противоречия. В монастыре требовали писать в «греческом стиле», но одновременно в мастерской был и приходящий учитель – ректор Академии художеств Федор Иванович Иордан, знаменитый гравер, ориентировавшийся на западное искусство, который, кстати, высоко ценил её способности. Рин стала бегать в Эрмитаж и делать копии с известных западноевропейских мастеров, в основном, итальянцев, эпохи Возрождения, мир которых её поразил. Позже в её творчестве часто сказывалось влияние Эрмитажа. Лики и образы, выходившие из-под её руки, часто приобретали телесность, традиционно не свойственную православной иконописи. Она также занималась рисунком и копировала гравюры под руководством Иордана. Некоторые копии гравюр и масляной живописи её кисти сохранились до сих пор.

Тем временем её отношения в монастыре стали ухудшаться, часто возникали ссоры, плохо знавшая русский язык и находившаяся в ситуации «культурного шока» Рин стала чрезмерно обидчивой. Конфликты были и на почве творческой: Рин любила «итальянскую живопись», а в монастырской мастерской зачастую требовали заниматься только традиционной иконописью. Игуменья матушка Евстория даже запретила ей временно посещать Эрмитаж. К тому же, Рин несчастливо влюбилась. Известно, что она задумывалась о монашестве, о чем написала владыке Николаю. Он ответил Рин ласковым, отеческим письмом, но не благословил её принять постриг. Она последовала его совету, но впоследствии вела почти что иноческий образ жизни: посвятила себя иконописи, много времени отдавала молитве, даже в одежде предпочитала черный цвет. Промозглый петербургский климат и душевные переживания давали себя знать, и Рин стала сильно болеть. Владыка Николай всегда поддерживавший её письмами, посоветовал ей вернуться домой. Весной 1883 года, пробыв в России 2 года, вместо условленных 5-ти, Рин уехала обратно в Японию.

В Токио Рин поселилась при Православной миссии, и с тех пор её жизнь была тесно связана с Николаем Японским, духовно окормлявшим свою ученицу и очень ценившим её творчество. Николай величал её «наша иконописица Ирина Петровна». Она сразу начала трудиться в иконописной мастерской, где проработала 35 лет до 1918 года, уехав в свой родной городок после смерти владыки. Иконы работы Рин украшали и кафедральный собор Воскресения Христова в Токио, и православные храмы в других городах, особенно на севере страны. К сожалению, часть её произведений, и среди них лучшие, погибли во время токийского землетрясения 1923 года в кафедральном соборе и во время второй мировой войны.

Икона подаренная императору Николаю II
Икона подаренная императору Николаю II
В 1891 году Японию посетил наследник российского престола Николай Александрович. К его визиту по просьбе архиепископа Николая Рин рисовала икону в подарок. Тема – Воскресение Христово. Знаменитый мастер Ясудзи Такаи изготовил для неё редкой красоты деревянный оклад в японском стиле. Это уникальное произведение украшало покои Аничкова дворца в Санкт-Петербурге, после коронации Николай II забрал её в Зимний дворец. Так она и оказалась после революции в собрании Государственного Эрмитажа. Рин Ямасита прожила долгую и плодотворную жизнь, и в настоящее время известно по разным оценкам от 100 до 250 её произведений. Однако, подарок Николаю Александровичу – единственная её работа, находящаяся в России.

Умерла Рин Ямасита в 1939 году в возрасте 83 лет. Она не забыта до сих пор, проводятся выставки её работ, о ней выходят книги, статьи, фильмы, телепрограммы. А мы можем подивиться и порадоваться такому необыкновенному торжеству христианского творчества в далекой восточной стране.

Библиография:

1) Мититака Судзуки «Православная икона Японии и Рин Ямасита», ежегодник «Япония» 1993, Москва, 1994
2) «История одной иконы», по Михаилу Успенскому, журнал «Япония сегодня», июль 1999 г.
3) И. Кожевникова «Ирина-Рин Ямасита, первая японская иконописица», журнал «Япония сегодня», сентябрь 2000 г.


12 ноября 2001 г.


СТИХОТВОРЕНИЕ О СЛЕПЫХ МУЗЫКАНТАХ Иосиф Бродский

Слепые блуждают ночью.
Ночью намного проще.
Перейти через площадь.
Слепые живут наощупь.
Наощупь,
трогая мир руками,
не зная света и тени
и ощущая камни:
из камня делают стены.
За ними живут мужчины.
Женщины.
Дети.
Деньги.
Поэтому
несокрушимые
лучше обойти стены.
А музыка — в них упрется
Музыку поглотят камни.
И музыка умрет в них,
Захватанная руками.
Плохо умирать ночью.
Плохо умирать наощупь.
Так значит слепым — проще.
Cлепой идет через площадь.