March 4th, 2016

О ПОМИНОВЕНИИ УСОПШИХ - ЧУДНОЕ ВИДЕНИЕ АФОНСКОГО МОНАХА

Видение во время Панихиды афонского монаха. Поминайте своих родных и близких покойных родственников как можно чаще!

Была родительская суббота, кончилась Литургия. Одни из присутствующих уже выходили из церкви, а другие остались и стали подходить к общему кануну (стоящему, по обыкновению, посредине церкви).

Я же, пишет монах, стоял на клиросе. Вышли из алтаря священник и диакон. Священник провозгласил: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Диакон зажег свечи, стал раздавать их присутствующим. И в это время я увидел, что много народа стало входить в дверь храма с улицы, а затем проникать сквозь стены и окна. Храм наполнялся множеством прозрачных теней. В этой массе я увидел женщин, мужчин, юношей и детей. Определил я по внешнему виду священников, императоров, епископов и между ними простого чернорабочего, дряхлого солдата-поселянина, бедную женщину и нищих вообще.

После возгласа священника они бесшумно, но чрезвычайно быстро заполнили собой весь храм, становясь тесно друг с другом. Все они как буд-то стремились к кануну, но почему-то не могли подойти к нему. Я не мог оторвать глаз от этой удивительной картины.

Наконец их набралось так много, что реальные молящиеся казались мне фигурами, ярко нарисованными на фоне этих удивительных теней. Они (тени), подходя в безмолвии, становились у священного алтаря. Некоторые из них как будто бы преклоняли колени, другие нагибали головы, точно ожидая произнесения приговора. Дети протягивали руки к свечам, горящим на кануне, и к рукам молящихся живых.

Но вот диакон вынул записки и начал читать написанные на них имена. Удивлению моему не было конца, когда я заметил, что порывистым, радостным движением выделялась то одна, то другая фигура. Они подходили к тем, кто помянул их, становились рядом с ними, глядели на них глазами, полными любви, радостного умиротворения. Мне даже казалось, что в руках духов появилась какая-то духовная горящая свеча и они сами, молясь вместе с молящимися за них, сияли необыкновенно радостными лучами.
По мере того как прочитывалось каждое имя, из толпы безмолвных теней все более выделялось радостных фигур. Они бесшумно шли и сливались с живыми молящимися. Наконец, когда записки были прочитаны, осталось много неназванных - грустных, с поникшей долу головой, как будто пришедших на какой-то общий праздник, но забытых теми, кто бы мог пригласить их на это великое для них торжество. Некоторые из душ тревожно посматривали на дверь, словно ожидая, что, быть может, придет еще близкий им человек и вызовет их в свою очередь.

Но нет, новые лица не появлялись, и неназванным оставалось только радоваться радостью тех, которых призвали пришедшие для единения с ними.

Я стал наблюдать за общей группой молящихся, которая как бы смешалась с дрожащими в светлых лучах призраками из потустороннего мира, и увидел еще более чудную картину.

В то время, когда произносились слова «Благословен еси, Господи, научи мя оправданиям Твоим» или слова «Сам, Господи, упокой души усопших раб Твоих», видно было, как лица живых озарялись одинаковым светом с лицами отошедших, как сердца сливались в одно общее сердце, как слезы не уныния, а радости, текли из глаз тех, кто носил телесную оболочку, и в то же время какой горячей любовью, беспредельной преданностью горели глаза помянутых.

При облаке дыма благовонного кадила, при струях дыма от горящих свечей раздался дивный молитвенный призыв: «Со святыми упокой...», и я увидел, что вся церковь как один человек стала на колени и духи, имена которых были помянуты, молились и за присутствующих, и за себя, а те, о которых забыли, молились лишь за себя.

Когда окончилось молитвенное песнопение, затухли свечи и священник прочитал последний возглас, а диакон закончил общим поминовением отошедших, стоящие передо мной тени стали исчезать, и оставались только люди, пожелавшие отслужить еще частную панихиду за своих усопших. Тогда я увидел на лицах такой покой, такое удовлетворение, такое обновление, которое не в силах передать.

Велик, свят и отраден для усопших обряд поминовения Православной Церковью. И как грустно бывает тем, кого предают забвению, лишая их не только радости видеть себя не забытыми, но и замедляя тем их духовное обновление и прощение их согрешений у Господа как во время панихиды, так тем более во время Литургии. Потому что с каждым разом, когда священник вынимает частицы за упокой душ, души эти получают милость, приближаясь к Царствию Божию.

Эту жажду усопших - чтобы помнили - испытывает каждый из нас. Оттого нередко они и напоминают о себе в наших снах накануне их дней рождения или смерти, накануне родительских суббот.

Каждое наше слово, мысль, воспоминание об усопшем моментально отзывается на нем, причем воспоминание добром - отрадно, воспоминание же злом - мучительно, ибо вызывает у него угрызение совести. Можно себе представить, как ужасны загробные муки для людей, которых трудно вспомнить добром.

Вот почему законы народного милосердия требуют не говорить ничего дурного об усопших, чтобы не растравлять их душевные раны. Все сие должно служить нам предостережением: в жизни поступать так, чтобы после смерти своей не заслужить чувства презрения к нам, укора и ненависти или, еще того хуже, проклятия, и этим бы лишиться молитв наших близких.






promo mon_sofia august 17, 2016 13:06 13
Buy for 10 tokens
Райские плоды. Невольно хочется вспомнить о них, когда видишь на Преображение яблоки, груши, виноград,— внесенными в святилище Божие для освящения. Это делается не только потому, что к этому времени созревают фрукты, но и потому, что тут есть СВЯЗЬ С ОБНОВЛЕНИЕМ твари. Они напоминают…

ПРО СОВЯТ

Оригинал взят у prokhozhyj в Про совят


Пишет Союз охраны птиц России: Появились слётки сов – не забирайте их из природы! За счёт мягких зим с кратковременными морозами в последние годы в Средней полосе некоторые виды сов (серые неясыти, ушастые совы) стали раньше приступать к гнездованию. Если вы увидите в парке/лесопарке/пригородном лесу вот такого милого совёнка в пуху – не забирайте его из природы! Это не бедствующий птенец, это слёток. Совята покидают гнездо раньше, чем начинают полноценно летать, в таком возрасте они только перепархивают и учатся управлять своим телом, часто плюхаются на землю и сидят низко на ветвях деревьев – это норма. Часто доверчиво относятся к человеку – это тоже норма.
      Посему, если слёток выглядит внешне "целым", крылья держит симметрично, на теле нет крови, не видно явных травм – оставьте его в покое! Если уж сильно душа болит и "обожетутдетикошкисобаки!!!", вы можете перенести его с дороги и посадить на ближайшие ветки деревьев в радиусе 50–100 метров от местонахождения, родители его без проблем найдут и будут опекать (днём родительская пара людям не показывается – это тоже норма).
      Если же вы увидите этот пост уже после того, как совершили псевдоспасение птицы из её родного дома, вам нужно как можно быстрее (хотя бы в пределах суток-двух) вернуть слётка туда, где вы его нашли.

      P.S. Следует так же знать, что

  • изъятие здоровой птицы из природы подпадает под статью о браконьерстве,

  • совёнка нельзя кормить мясом, это быстро приведет к нарушению метаболизма, он должен питаться целыми мышами,

  • птицу нельзя просто выкормить и выпустить: без специальной подготовки она погибнет. Если вы не можете вернуть совёнка "на место" или нашли явно покалеченную птицу, то информация по реабилитационным центрам, куда его нужно передать, есть тут.




БЕСПЕЧАЛЬНОЕ МЕСТО

Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце, когда Господь в нем..." (Преподобный Никон).

У каждого из нас свои скорби, проблемы, болезни - свой крест... Если человек говорит, что у него "все хорошо", либо он мастерски притворяется, либо это верующий человек, который действительно даже в скорбях не унывает и за все благодарит Господа.

Вы простите меня за резкость, но жизнь без Бога - это бессмысленная мышиная возня, которая мало чем отличается от жизни животных. А чем же человек отличается от скотины? Тем, что у него есть совесть и разум, душа, дух... Как часто, погрузившись в земную суету и бесконечную гонку за материальным благом, мы забываем о своей душе и её спасении - о главном смысле жизни... Ничто материальное, смертное, конечное не может быть смыслом жизни. Квартиры, машины, карьера, развлечения и даже дети, муж, жена, родители - это не смысл жизни!!! А если близкие умрут или их вообще нет, разве человек живёт зря? Как часто мы идём против совести на поводу у своих желаний и ищем удовлетворение в земных "радостях", а душа все равно томится, не утешается этим и покоя не находит... Как же можно променять временные удовольствия на бесконечное блаженство в вечности?

Обычно в тяжелых обстоятельствах добрые люди обращаются за помощью к Богу... Но зачем ждать скорбей и тяжких болезней, которые чаще всего посылаются для нашего вразумлениям и укрепления в вере, если можно ВСЕГДА быть с Богом, пребывая в любви и радости, ходить в храм, исповедоваться, причащаться - жить благочестивой христианской жизнью? Воцерковленный христианин имеет абсолютно иной образ мысли, правильное понимание всего происходящего, так как все измеряет вечностью. Верующие люди тоже болеют и переживают скорби, но у них принципиально другое отношение к таким обстоятельствам. Если человек действительно любит Бога и во всем на Него уповает, его ничто не сломает!!! А неверующие от любой неудачи, а уж тем более от тяжких испытаний могут впасть в страшное уныние, вплоть до суицида. Все наши мучения от бесконечных проблем и страданий - следствие греховной безбожной жизни, гордыни и маловерия.

Идёт настоящая война. У нас очень хитрый и страшный враг - дьявол, который всеми силами хочет нас погубить. Его цель - чтобы мы жили без веры, не ходили в церковь, никогда не исповедовались, не причащались и он всячески отвращает нас от этого спасительного пути и может дать вполне реальное ощущение, что и без Бога нам "хорошо". Но это жестокая ложь!!! Силы тьмы, овладевая человеком, вводят его в состояние полной духовной слепоты, которая искажает реальность. Это как наркоман, который тоже думает, что ему "очень хорошо", а сам находится в смертельной зависимости.

А единственная зависимость, которая не приносит нам страдания - это зависимость от Бога... И чем больше мы от Него зависим, тем счастливее становимся!!! Покаяние и осознание своих грехов, исправление и духовное преображение - это самый верный путь к блаженству, ко Господу! А без Бога жизнь трагична и бессмысленна, потому что вне Церкви нет ни счастья, ни любви, ни спасения.

Священник Пётр Гурьянов.



Источник Татьяна


СИНАКСАРЬ В СУББОТУ МЯСОПУСТНУЮ

Стихи:
Не помяни грехов умерших, Слове,
Не мертвыми яви Твои щедроты.


Лития на могиле архимандрита Павла (Груздева)
Братия Сретенского монастыря служит литию на могиле архимандрита Павла (Груздева)

В этот день божественные отцы установили совершать память всех от века во благочестии скончавшихся людей по таковой причине.


Поскольку многие умерли внезапно во время странствия, в море или непроходимых горах, в бурных потоках, пропастях, от болезней и голода, от пожара, во льдах, на войне, от холода или претерпев какую-либо другую смерть, они, так же как нищие и убогие, не были отпеты. Божественные отцы, движимые человеколюбием, постановили Соборной Церкви совершать общую память всех усопших, приняв это от святых апостолов, чтобы ныне помолиться и о тех, кто по какой-либо причине не получил установленного поминовения, являя, что это (церковное поминовение) приносит им великую пользу. Так Божия Церковь совершает память одновременно всех душ (усопших).

Во-вторых, поскольку в завтрашний день будет вспоминаться Второе Христово Пришествие, то уместно сотворить и память душам (всех некогда живших), умоляя Страшного и нелицеприятного Судию явить им обычную милость и сподобить их обетованного блаженства.

С другой стороны, святые отцы, желая в следующую неделю изложить историю Адамова изгнания, прежде помышляют о неком упокоении, чтобы, закончив сегодня этим завершающим историю, окончательным упокоением, начать потом как бы с начала (от Адама), а тем последним испытанием от неподкупного Судии, которое будет в конце веков, устрашив людей, побуждать их к подвигам поста.

В субботу же мы всегда поминаем души (усопших), потому что суббота означает у евреев покой. И за умерших, как упокоившихся от житейских и всех прочих забот, мы творим молитвы в день покоя. Сложилась традиция творить это каждую субботу, а в нынешнюю, вселенскую, — молиться соборно, поминая всех православных.

Божественные отцы, зная, какое великое облегчение и пользу приносит усопшим поминовение, то есть милостыня и молитвы, поучают Церковь совершать его и за некоторых особо, и за всех вместе, что приняли от святых апостолов, как говорилось выше.

И Дионисий Ареопагит говорит, как полезно душам умерших поминовение. Это подтверждено и многими другими, и повестью о святом Макарии (Великом), который, найдя череп язычника, вопросил его: «Имеют ли хоть иногда какое-нибудь утешение находящиеся во аде?» И тот отвечал: «Великое облегчение имеют они, когда ты, отче, молишься за усопших». (Макарий) Великий долгое время делал так — молился Господу — и желал узнать, бывает ли от этого какая польза прежде усопшим. И Григорий Двоеслов[1] своей молитвой спас царя Траяна, хотя и услышал от Бога повеление никогда больше не молиться за нечестивого. Даже богомерзкого Феофила царица Феодора[2] избавила от мучений и спасла молитвами святых мужей и исповедников, как об этом повествуется[3]. И Григорий Богослов в надгробном слове брату Кесарию[4] представляет милостыню за усопших как благое дело.

Великий Иоанн Златоуст говорит (в беседе на Послание) к Филиппийцам: «Помыслим о пользе усопших, дадим им приличествующую помощь, то есть милостыню и приношения[5], ибо это приносит им великую отраду и наибольшее приобретение и пользу. Ведь не случайно так установлено и предано Божией Церкви от премудрых апостолов Христовых, чтобы священники при совершении Страшных Таин поминали усопших в вере». И еще: «В завещании твоем вместе с детьми и родственниками в списке твоих наследников да будет и имя судьи; не оставляй без части наследства и нищих, — и я за них ручаюсь».

И Афанасий Великий говорит: «Если и богат был скончавшийся во благочестии, то не пренебрегай елеем и свечами, чтобы возжечь на гробе, молясь Христу Богу, потому что это приятно Богу и приносит большое воздаяние. Если умерший грешен — разреши его прегрешения; если же праведен — пусть его награда умножится; а если кто, может быть, странник или нищий, о котором некому позаботиться, — то Праведный и Человеколюбивый Бог, по всеведению Своему, за нищету воздаст и этому равную (с другими) милость». Кроме того, и делающий приношения за усопших получает награду от Бога, ибо являет любовь к ближнему, как и повелено, и заповедано об этом. Как помазывающий кого-то миром, он и сам испускает благоухание. Не исполняющие же (этой заповеди) будут осуждены до Второго Пришествия Христова. Бывающее за усопших (приношение) доставляет им пользу, как говорят божественные отцы, и особенно сделавшим хоть какое-нибудь малое добро при своей жизни. Если даже и есть у них много грехов против целомудрия, говорит Божественное Писание, то Божие человеколюбие намного побеждает. Если окажется равный вес добра и мерзости, — побеждает человеколюбие. Если же и слегка перевешивает зло, — снова превозмогает благо.

Да будет же известно, что там все узнают друг друга: те, кто знали уже, и те, кто никогда друг друга не видели [так говорит святой Златоуст, показывая это из притчи о богатом и Лазаре], но только не телесным каким-нибудь образом, а созерцательным духовным оком. Ибо все примут один возраст и приобретут познание бытия, как говорит и (Григорий) Богослов в надгробном слове Кесарию: «Тогда увижу Кесария светлого, славного, каковым он, из братий любезнейший, мне многократно являлся во сне». Афанасий Великий, если и не говорит так в словах к правителю Антиохии, то в слове об усопших говорит, что даже до общего воскресения почившим святым дано общаться друг с другом и сорадоваться, а грешные этого лишены. Святым же мученикам дано и наблюдать за нашими делами, и посещать нас.

Тогда же (в конце веков) все узнают всё о всех, и всё тайное станет явным.

Да будет же известно, что души праведных ныне пребывают в неких особых местах, отдельно от душ грешных: первые — радуются в надежде (блаженства), другие — скорбят в ожидании вечных мук. Ибо святые еще не получили обещанного (блаженства), как говорит божественный апостол,ибо Бог предопределил нечто лучшее для нас, дабы они не без нас достигли совершенства(Евр. 11: 39—40).

Следует также знать, что не всякий, кто погиб в пропастях земли, в огне, в море, от упомянутых бедствий, от стужи, от голода, — претерпел это по повелению Божию. Ибо это судьбы Божии, которые бывают или по Его благоволению, или по попущению; иные же для вразумления, или устрашения, или для обращения других. Предвидящим умом (Бог) ведает всё и знает, и по воле Его это всё бывает, как и о птицах говорит Святое Евангелие (Лк. 12, 6—7). Не предопределяет же будущего, за некоторыми исключениями, сразу для всех случаев: что один удавится, другой умрет, и один старым, другой — молодым; но один раз определил общее время человеческой (жизни) и многие виды смертей; и в определенные сроки приходят разные виды смертей. Итак, не изначально повелевает Бог, но, смотря по жизни каждого в отдельности, Промысел Божий изменяет время и образ смерти его.

Василий Великий говорит: хотя и было предопределение к жизни (бессмертию), но предсказывается: прах ты, и в прах возвратишься (Быт. 3, 19). Апостол же в Послании к Коринфянам пишет: поскольку недостойно причащаетесь, то из-за этого многие из вас немощны и больны, и спят довольно, то есть умирают многие (ср.: 1 Кор. 11: 27—30). И Давид говорит: Не восхити меня в половине дней моих (Пс. 101, 25), и: Ты отмерил дни мои (Пс. 38, 6). И Соломон:Сын, чти отца своего и мать, и долголетен будешь. И еще: Да не умрешь не вовремя. А в книге Иова Господь говорит Елифазу: «Истребил бы вас всех, если бы не Иов, раб мой» (ср.: Иов. 42, 8). Все это показывает, что не существует предела жизни. Если же кто так и говорит, то подразумевается предел Божий — воля Его: ибо кому хочет, тому Он прибавляет дней, другому же дни убавляет, устраивая все к пользе, и определяет образ и время (смерти) тогда, когда Ему угодно. Итак, предел жизни каждого есть, как пишет Афанасий Великий, воля и смотрение Божие, — Своим словом и премудростью судеб Твоих, Христе, Ты изменяешь его. И у Василия Великого, говорящего, что когда кончаются пределы жизни, то приходит смерть, — под пределами жизни понимаем волю Божию. Ведь если есть предел жизни, то зачем мы просим Бога (о продлении ее), обращаемся к врачам и молимся за детей?

Подобает знать и то, что крещеные младенцы насладятся райской сладости, а непросвещенные и языческие — не попадут ни в рай, ни в геенну (огненную).

Поистине, отходящая от тела душа вовсе не помышляет о здешнем, но только о тамошнем печется.

В третий день мы совершаем поминовение, потому что в третий день вид человека изменяется. В девятый день поминаем, ибо тогда разрушается телесное здание сохраняется только одно сердце. В сороковой же день поминаем, ибо разлагается и самое сердце. И рождение человека происходит следующим образом: в третий день обозначается сердце, в девятый — образуется плоть, а в сороковой день человек преображается в совершенный вид. Посему мы и совершаем память усопших (в эти дни).

В селениях святых Твоих всели их, Владыка Христе, и помилуй нас, ибо Ты один бессмертен. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/2113.html